О концептуальных основах учебника по изобретательству Ч.1

 О КОНЦЕПТУЛЬНЫХ ОСНОВАХ УЧЕБНИКА ПО ИЗОБРЕТАТЕЛЬСТВУ

© Ключ В.Е.

Тема данной статьи была спровоцирована опубликованными сравнительно недавно на сайте Методолог тремя статьями Э. Курги с единым заголовком «Фрагменты учебника по теории изобретательства»[1], а также статьей А. Кынина и А. Привеня «Аксиоматика технического прогресса»[2].

Причем, спровоцировало меня высказаться на эту тему не само намерение их авторов хоть как-то продвинуться в деле создания хорошего и современного учебника по изобретательству. Такое намерение можно только приветствовать (я и сам своими статьями на сайте стараюсь это же делать). Обеспокоило и подвигло меня высказаться другое, а именно, наличие в этих статьях, наряду с удачными теоретическими соображениями, еще и целого ряда таких теоретических положений, которые, как я считаю, не отвечают духу (базовой сути) теории решения изобретательских задач (ТРИЗу), и потому не только малопродуктивны, но и дезориентируют читателей.

 

  1. ОТВЕЧАЕТ ЛИ ПРОЕКТ УЧЕБНИКА Э. КУРГИ ТРЕБОВАНИЯМ, ПРЕДЪЯВЛЯЕМЫМ К УЧЕБНИКУ ПО ИЗОБРЕТАТЕЛЬСТВУ?

 

Давайте в начале пообсуждаем то, насколько «заявка» на учебник по изобретательству, представленная в статьях Э. Курги (в виде «фрагментов» такого учебника) – «высококачественна».

Но чтобы это обсудить, надо иметь объективные критерии «качественности» учебников. А что такое эти объективные критерии (т.е. каковы те характерные особенности учебников, по которым можно нелицеприятно (объективно) судить об их «качестве»), есть вопрос проблемный, сходу на него и не ответишь. Поэтому «до того» я пообсуждаю:

  • и то, в чем здесь проблемность,
  • и то, какие критерии продуктивно использовать для оценки качественности учебников.

 

О НЕКОТОРЫХ ХАРАКТЕРНЫХ ОСОБЕННОСТЯХ СОДЕРЖАНИЯ У ТАКОГО ВИДА-ТИПА КНИГ, КАК УЧЕБНИКИ

Начну с того тезиса, что любой учебник (т.е. любая такая книга, которая предназначена для обучения людей тому или иному виду деятельности (той или иной профессии)) обязательно включает в себя, как теорию, так и «практикум». Причем, наличие в учебнике:

  • помимо теории (помимо собственно ее изложения-описания),
  • еще и практикума, –

необходимо для достижения не одной, а двух различных учебных целей.

Одна цель – закрепить в памяти обучаемого (в основном, с помощью решения учебных задач) те или иные изложенные в учебнике теоретические знания (некую теорию). Точнее, первая цель, не просто закрепить в памяти:

  • исходные принципы-начала данной теории,
  • наработанные в данной теории представления (понятия),
  • наработанные в ней правила (пути-способы) манипулирования с представлениями-понятиями,
  • а также наработанные правила порождения новых ("вторичных") понятий-представлений данной теории и т.д.,

а еще и помочь все это освоить (в том числе, помочь проникнуться «духом» этой теории, ее сутью).

Другая цель (значимо отличающаяся от первой) – помочь (опять же с помощью примеров и учебных задач, но взятых уже из практической деятельности) превращению у ученика теоретических знаний в прикладные (профессиональные и «житейские») умения и навыки.

 

Итак, зафиксируем следующие характерные моменты, присущие учебникам.

Учебников только «по теории» (как это обозначил в заголовке своей статьи Э. Курги) – не бывает (если это – учебник). При этом у учебников есть еще и такая характерная особенность. Учебник (его содержание) всегда рассчитан на вполне определенную аудиторию. И чем более уже обучена (чем более культурна-образована) та аудитория, на которую рассчитан учебник, тем более глубока-сущностна должна быть теоретическая его часть и по иному должны быть выстроены направленность и сложность включаемого в учебник ее практикума.

Тут читатель вправе спросить, а для чего я ввел сейчас такое различение (относящееся к особенностям наших знаний), как «теория» и ее «практикум»? Это мною введено для того, чтобы, с одной стороны, подчеркнуть специфику содержимого такого типа-вида книг, как учебники (т.е. специфику книг, призванных помочь в усвоении тех или иных известных научных теорий-знаний), а с другой стороны, чтобы поговорить о той самой проблемности в оценивании качества учебников. Эта проблемность коренится:

  • в некоторых особенностях научных (и шире – теоретических) знаний, добытых-созданных по ходу человеческого познающего поиска,
  • и вытекающих отсюда (из этих особенностей) сложностях для тех, кто поставил себе целью написать тот или иной учебник.

Дело тут в следующем. Познающий поиск человечества, по ходу которого эти знания создаются («добываются»), – многообразен, а, говоря конкретнее, этот поиск представляет собой множество достаточно автономно развивающихся направлений-ветвей (в том числе, и ветвей методологического плана, т.е. и таких направлений, которые заняты познанием того, как человек познает и творит). К тому же, эти автономные ветви отличаются друг от друга не только своей направленностью, но также отличаются (даже в пределах одного направления) масштабом (степенью общности) познания феноменов и явлений.

Как следствие этого, результаты нашего познания (т.е. то самое наше (людей) научное знание, его информационное содержание, его смыслы) устроено, так сказать, "островково" (т.е. оно состоит из достаточно смыслово автономных (как говорят, разнопредметных) областей). Причем, каждая из таких знаниевых областей-островков (если она уже достаточно развита) предстает в виде какой-то особой теории и ее приложений, а сама такая теория (точнее, система логически взаимоувязанных умозрительностей, представлений-понятий такой теории) – устроена иерархично-пирамидально, т.е. представляет собой смысловое и логическое (т.е. совершаемое по определенным правилам) развертывание совсем небольшого числа исходных (базовых) смыслов (исходных идей, принципов-постулатов и т.д.)[3].

И первая сложность при создании учебников – в сложности этой задачи, задачи четко выстроить эту самую «пирамидальность» излагаемой теории (образцом здесь может служить учебник по эвклидовой геометрии). Усиливает сложность написания учебников то, что многие теории, излагаемые в учебниках, развиты недостаточно, в них имеются логические разрывы, пустоты, нестыковки, и пр.

Но и это еще не все. Сложность создания учебника усугубляется еще и тем, что в настоящее время практически каждая из таких областей-островков смыслово сцеплена-перекрещена со многими другими знаниевыми областями (с ними смыслово "взаимодействует", без них: и неполна, и непонятна). А так получается потому, что каждая из вроде бы вполне автономных ветвей познания (добывающая и накапливающая «свое» знание, свой островок знаний) заимствует из других ветвей те или иные представления-понятия (знания), причем, заимствует преимущественно, из тех ветвей, которые наиболее «стволовы», т.е. которые познают-рассматривают феномены и явления наиболее общо.

Почему это «усугубляет» сложность написания учебников сейчас еще немного поясню. Дело в том, что, помимо «сцепленности» знаний, заставляющей уходить при изложении теории «налево-направо», подобные обстоятельства сильно затрудняют и оптимальное дозирование в учебнике собственно излагаемой теории и ее практикума. Приведу такой пример. Так называемые прикладные науки могут рассматриваться (если встать на общеметодологическую (т.е. предельно «надсистемную) точку их рассмотрения), как своего рода практикумы соответствующих «фундаментальных» (наиболее «стволовых») наук. В то же самое время прикладные науки тоже требуют (для их усвоения людьми, обучающимися той или иной профессии) создания своих учебников, причем, в качестве теории в них уже выступают не только и не столько те или иные части некой фундаментальной теории, сколько те или иные части практикума этой теории.

Ну, а если к перечисленным сложностям добавить еще проблемы, связанные с наличием "конкурирующих" теорий (т.е. теорий, с разных заходов описывающих-объясняющих особенности одного и того же класса явлений), а так же проблемы:

  • оценки предсказательной и аналитической "силы-мощи" той или иной теории,
  • степени ее истинности-адекватности и неполноты,

а также учесть исключительную сложность теоретического описания-объяснения:

  • и такого особого феномена, наблюдаемого только у людей, как творчество,
  • и такого вида деятельности, как изобретательство, и пр., пр.,

то мы увидим, что проблем, с которыми при создании учебника по изобретательству приходится разбираться его автору (или, как минимум, иметь их в виду) – очень-очень много.

 

Итак, авторские решения, касающиеся того:

  • насколько глубоко следует в создаваемом учебнике погружаться в теорию, в ее основания и в сопутствующие теории знания,
  • каково будет в нем соотношение долей теории и практикума,
  • насколько практикум будет ориентирован либо на первую цель, либо на вторую (т.е. на решение практических («житейских» и профессиональных) задач), –

зависят, прежде всего, от нацеленности учебника на ту или иную аудиторию[4]. И отслеживая то, насколько успешно автор, определившись с этим вопросом, решает перечисленные выше проблемы, можно объективно оценивать:

  • и успешность разрешения этих проблем,
  • и то мастерство, которое проявил при этом автор.

Обратимся теперь к учебникам по изобретательству. Первые такие учебники, написанные Г.С. Альтшуллером, были, по понятным причинам, рассчитаны на «первоклассников». И потому они были заполнены, в основном, не столько изложением самой теории изобретательства (ТРИЗа), сколько изложением практикума этой теории (да еще практикума, преследующего вторую, чисто практическую, цель (поскорее учеников «натаскать» приемам творения-творчества, тем самым, доказать и данному человеку и обществу, что творчеству можно обучаться). Причем были написаны эти учебники настолько мастерски, что привлекли огромное количество первоклашек.

Сейчас время другое, уже есть среди большой массы обучающихся: и тризовские аспиранты, и тризовские докторанты. А вот авторы новых учебников по ТРИЗу, следуют, по инерции, первым их образцам, хотя сейчас надобны учебники не только для «первоклашек», но и для «аспирантов».

И потому интересно посмотреть, как все проблемы, перечисленные выше, решает автор "Фрагментов учебника...".

 

НЕМНОГО О ПОДХОДЕ Э. КУРГИ К НАПИСАНИЮ УЧЕБНИКА ПО ИЗОБРЕТАТЕЛЬСТВУ

Имея теперь объективные критерии оценки качественности учебников, вернемся к оценке качественности замысла учебника по изобретательству Э. Курги. Для оценки качественности этого замысла следовало бы найти ответы на такие два важных вопроса:

  • что именно выбирает автор «Фрагментов учебника по теории изобретательства» в качестве этой самой теории изобретательства?
  • на какую аудиторию автор в этих фрагментах нацелен?

Искать ответы на эти вопросы приходится потому, что сам автор (Э. Курги) на них четко в этих своих статьях не отвечает.

Если же судить об этом по содержанию этих его статей, то можно предположить, что автором "Фрагментов..." имеется в виду (им замыслен) такой учебник:

  • в котором в качестве теории изобретательства берется ТРИЗ,
  • и который, к тому же, рассчитан не на совершенно «темных» в теории изобретательства учеников (не на «первоклассников»), а рассчитан на изобретателей "окультуренных", т.е. тех, кто в той или иной степени уже обучен ТРИЗу (обучен теории изобретательства), иными словами, его учебник рассчитан на «аспирантов-докторантов».

Тем самым, автор намерен говорить о теории изобретательства «без дураков», на полном «серьезе».

Собственно, именно из такого предположения я дальше и буду исходить. Причем, из этого буду исходить: и сейчас, при оценке качественности общего замысла Э. Курги, и попозже, когда начну (тоже на полном «серьезе») противопоставлять свои толкования-определения некоторых (очень важных для ТРИЗа и для обучающихся ТРИЗу!) теоретических представлений-понятий тем толкованиям, которые приводят авторы названных выше статей.

 

Итак, с намерениями Э. Курги мы вроде бы разобрались. Но одно дело – авторские намерения (тем более, наши догадки о них), а совсем другое дело – как автор их осуществляет.

А обратившись к самим «Фрагментам….», возникает (по крайней мере, у меня) вот такой вопрос: «а все же, что именно понимается Э. Курги под такой теорией, как ТРИЗ?». Появление этого вопроса провоцируется еще и тем, что:

  • среди самих тризовцев (т.е. среди изобретателей, изучивших ТРИЗ и считающих себя ее приверженцами),
  • больше того, даже среди тех тризовцев, которые занимаются развитием(!) этой теории, –

в ответе на этот вопрос имеет место явная разноголосица. Некоторые из таких тризовцев вообще низводят ТРИЗ к одной из многих методик технического творчества. И даже считают это ее достоинством (зачем нам, мол, разные теоретические фиоритуры).

Но они забывают о таком, очень глубоком, высказывании одного выдающегося мыслителя: «нет ничего практичнее хорошей теории». Правда, сейчас к этому высказыванию следовало бы добавить еще и такую мысль: «хорошая теория не может быть без хорошей методологии».

Все же вернемся к этому вопросу: каково представление автора "Фрагментов..." о том, что такое ТРИЗ?

Судя по содержанию "Фрагментов...", можно предположить, что Э. Курги вроде бы считает, что ТРИЗ – не просто некая методика, а нечто большее. Но и по этому вопросу свою позицию Э. Курги явно не заявляет. Впрочем, это его дело, его решение, хотя такая позиция для автора учебника, на мой взгляд (и мягко говоря), странновата.

А вот мне для оценки качественности замысла того учебника, реализация которого во «Фрагментах…» представлена, не обойтись без предъявления читателям своего толкования-понимания такой теории, как ТРИЗ. Сейчас я свое понимание ТРИЗа и предъявлю.

 

КАКОВО, НА МОЙ ВЗГЛЯД, МЕСТО ТЕОРИИ «РЕШЕНИЯ ИЗОБРЕТАТЕЛЬСКИХ ЗАДАЧ» (ТРИЗА) СРЕДИ ДРУГИХ ТЕОРИЙ И В ЧЕМ СПЕЦИФИКА ИМЕННО ЭТОЙ ТЕОРИИ?

Свое понимание такой теории, как ТРИЗ (понимание, достигнутое-выработанное на основе того, что я лично слышал из уст Г.С. Альтшуллера о назначении ТРИЗа), я уже не раз описывал в статьях, размещенных на сайте Методолог, там же я приводил свои обоснования высокой продуктивности именно такого понимания-толкования ТРИЗа. Поэтому в данной статье я там сказанное выражу более концентрировано, в виде следующих тезисов-констатаций.

Начну с констатации того, каково, на мой взгляд, местоположение такого направления познания, как ТРИЗ (каков его "адрес", где его место-топ) в ныне уже существующем (да и вообще мыслимом) множестве направлений познания.

Вообще-то говоря, поскольку направлений познающего поиска, занятых исследованием творчества, – много (та же психология, например), то найти место для ТРИЗа в этом множестве – не просто. Не просто, хотя бы потому, что многообразие направлений познания непрерывно растет и приходится исследователям это растущее многообразие время от времени переохарактеризовывать-переупорядочивать. К тому же:

  • для упорядоченного описания всего множества поисковых направлений,
  • иными словами, для разбиения его (тем самым, всего человеческого знания) на виды-типы, на отдельные науки,

берутся в качестве основы (в зависимости) разные критерии-особенности, присущие анализируемым направлениям познающего поиска (это зависит, преимущественно, от целей-задач анализа). И если во все это погружаться, то мы бы ушли далеко в сторону.

Поэтому я ограничусь следующим утверждением.

ТРИЗ выступает, как составляющая такого надпредметного (т.е. общемировоззренческого и предельного по широте и по общности-единообразности охвата анализируемых объектов и явлений) направления познания, как общая методология системного подхода (иными словами, ТРИЗ выступает, как составляющая такого подхода, который единообразно и системно-комплексно подходит к рассмотрению любого вида познания и деятельности)[5]. Причем, одной из главных целей-задач этого, сравнительно недавно появившегося, направления является создание такой совокупности (системы) самых-самых исходных и взаимосвязанных категорий, которые послужат:

  • и основой-фундаментом
  • и путеводным ориентиром,

в любых(!!) сферах познания и деятельности, в любых(!!) теоретических построениях (в том числе, и путеводным ориентиром применительно к тем теоретическим построениям в области физики и вообще естествознания, которые традиционно считаются самыми «фундаментальными»).

Повторяю, одной из главных целей-задач этой методологии является создание такой совокупности (такой системы) самых-самых исходных и взаимосвязанных категорий, которые:

  • послужат исходными концептами и картой-лоцией для всего познающего поиска,
  • будут для всех направлений нашего думания «руководящими» и «направляющими»,

или, как говорят философы, которые выступят для всего этого исходной, предельно общей онтологией.

К слову, само появление такого (т.е. системно-общеметодологического) направления познания было вызвано (востребовано) нынешним все ускоряющимся усложнением жизни человеческого социума, точнее, было вызвано затрудненностью и даже невозможностью для человечества успешно отвечать (уже сейчас, тем более в будущем) на разрастающиеся и усложняющиеся угрозы и вызовы с помощью уже имеющегося общеметодологического инструментария (т.е. с помощью того исходного и базового аналитического инструментария, который обозначается, как традиционный (идущий еще из философии древней Греции) рационализм).

Уже сказанным про особенности этого направления познания я и ограничусь, поскольку обстоятельная обрисовка и адресация всего этого направления познания, занятого созиданием общей системной методологии, должна вестись особо, не в данной статье. Только обращаю еще внимание читателей на следующий важный «учебный» (да и «познавательный») момент, вытекающий из особой специфики всего этого направления (включая в него и ТРИЗ). Будучи направлением и новым, и, несмотря на свою юность, куда более мощным по своей познавательной и аналитической (т.е. «разрешающей» проблемы) силе, это направление, как справедливо отмечал Г.П. Щедровицкий, задает и создает иную логическую структуру знаниям, моделям, методам, даже проблемам и задачам. И потому:

  • и нарабатываемый в его рамках (в том числе и в рамках ТРИЗа) инструментарий не очень-то традиционен,
  • и развитие-обогащение этого инструментария достигается путем преодоления устоявшихся столетиями и потому очень «въевшихся-укоренившихся» в сознание людей стереотипов, т.е. достигается гораздо большими умственными усилиями.

 

Вернемся к разговору о месте ТРИЗа. Теперь можно уточнить, что ТРИЗ, как направление познания:

  • во-первых, является достаточно автономной ветвью того самого системно-общеметодологического направления,
  • во-вторых, призвано (имеет целью): а) объяснять-описывать с самых общих (т.е. с общеметодологических) позиций то, как человек творит-изобретает, б) и на этой основе нарабатывать мыслительные средства (инструменты, пути-способы, технологии), помогающие повысить творческие возможности каждого человека.

Причем, накапливаемые в этом направлении познания правила-знания-умения (мыслительные средства) систематизируются-укладываются тризовцами (в основном, в учебниках по ТРИЗу!!) в единое системное целое, что и выступает, как особая теория – ТРИЗ.

Итак, «ТРИЗ» есть:

  • и особая ветвь системно-общеметодологического направления познания (место которого: и среди других направлений, и в составе системно-общеметодологического направления выше обозначено),
  • и разрабатываемые-выстраиваемые в его рамках теория и ее практикум.

 

И теперь следует немного конкретизировать, в чем именно заключается специфика (особенность-самость и продуктивность) этого (т.е. тризовского) направления познающего поиска. Ведь есть и другие направления, занимающиеся познанием творчества, его особенностей?

Если не гнаться за особой логической строгостью формулировок, то можно об этом сказать так. Наряду с предельной общностью и комплексностью-системностью рассмотрения такого, чисто человеческого, феномена, как творчество, исходные посылки (исходные принципы-постулаты и, одновременно, путеводные ориентиры) ТРИЗа (заложенные еще основателем этого направления познания и нашим учителем Г.С. Альтшуллером) следующие.

Первый постулат. Способность творить присуща каждому человеку.

Второй постулат. Эта способность (потенция) – не необъяснимый божий дар. И потому это качество-свойство людей можно познать, т.е. его можно: и объяснить и описать, создав соответствующую теорию.

Третий постулат. Эту потенцию (способность), присущую каждому человеку-индивиду (но присущую отдельным индивидам в разной степени-выраженности), можно усиливать, причем, усиливать не только путем самоанализа и аутотренинга, но и усиливать со стороны социума с помощью:

  • а) как вовлечения людей в творчество,
  • б) так и обучения их технологиям-техникам творения-творчества.

 

По мере строительства-развития (на базе этих трех постулатов-принципов) ТРИЗа выяснился-сформировался еще целый ряд очень значимых постулатов-принципов, отличающих это направление от всех других.

Так, в качестве четвертого постулата-принципа в ТРИЗе выступает такой категорический императив, адресованный человеку-творцу:

  • неукротимо стремиться к ИКР (к идеальному конечному результату).

А применительно к творцу, занятому техническим творчеством, – еще и такой:

  •  неукротимо стремиться к такому результату-идеалу, как ИТС (идеальная техническая система).

Добавлю еще, что в качестве пятого постулата можно указать на такой (он стал отчетливо виден лишь сравнительно недавно). Технологии-техники творчества следует изыскивать-нарабатывать не на одном, а на двух(!) направлениях (в чем-то смыслово между собой пересекающихся, так сказать, между собой смыслово взаимодействующих). Немного поясню каждое из направлений.

 

Первое направление, это – исследование-познание того, как человек творит, как он замысливает нечто новое и как он замысленное-изобретенное воплощает в виде того или иного творческого результата (творческого продукта). Это удается познать-описать путем выявления-выстраивания (на материале уже известных творческих актов, скажем, того же патентного фонда) тех «типовых» мыслительных приемов, тех «типовых-типичных» ходов мысли, тех стратегий и алгоритмов, с помощью которых успешно достигается творческий результат, успешно разрешается-преодолевается наличествующее до того затруднение (проблема, противоречие).

Хочу сразу подчеркнуть такую характерную особенность этого направления тризовских исследований. Основное внимание в исследованиях на этом тризовском направлении уделяется поиску-созиданию таких ходов мысли (таких способов творения-творчества, таких мыслительных инструментов), которые обеспечивают успешный выход из так называемых критических (безвыходных, проблемных, внекультурных, тем самым, изобретательских) ситуаций. И наработано здесь тризовцами уже немало, вплоть до создания в помощь изобретателям-разработчикам различных софтвэров (софтов). Про другие особенности первого исследовательского направления я сейчас распространяться не буду[6], а вот про то, что такое сами изобретательские ситуации, следует и здесь дать коротенькое пояснение (к слову: заодно сказанным внесется очень интересный нюанс в тризовское понимание уровней изобретений!).

Для пояснения давайте сначала зафиксируем следующее обстоятельство. Создавать-творить новое (что-то новое придумывать) людям приходится в самых разных сферах деятельности (скажем: и в искусстве, и в политике, и в журналистике, и в хозяйственной деятельности, и при проектировании чего-то, и при конструировании чего-то и т.д.). Причем, создавать-творить новые придумки-решения достаточно часто удается с помощью уже известных (известных профессионалам в данном виде деятельности) правил, приемов, логик и прочих профессиональных и общемировоззренческих знаний и умений. Но(!), встречаются (причем, в самых разных видах деятельности!) и такие ситуации (те самые, т.е. изобретательские, внекультурные), успешно выйти из которых (их разрешить) с помощью уже известных профессиональных приемов – не удается. Так вот, на первом направлении исследований основное внимание тризовские исследователи уделяют поиску способов выхода именно из таких (т.е. изобретательских) ситуаций[7]. И логическим завершением такого направления является:

  • разработка уже не собственно технологий творчества (что (т.е. такие технологии) выступает, так сказать, тактическим арсеналом творческой личности),
  • а разработка общей жизненной стратегии творческой личности (чем занимался Г.С. Альтшуллер в последние свои годы).

 

Теперь о втором направлении тризовских исследований. Это направление – есть исследование-познание сущностных (самых значимых-ядерных) особенностей уже полученных продуктов творчества. О нем я тоже рассказывал в той самой своей статье. Здесь только еще добавлю, что и во втором тризовском направлении исследований (т.е. при познании-исследовании (причем тризовцами, а не искусствоведами!) сущностных особенностей продуктов творчества) ищутся (возьмем это на особую заметку!) именно такие их особенности, знание о которых:

  • способствует-помогает созданию-сотворению новых творческих результатов,
  • позволяет видеть именно «изобретательские» перспективы.

 

Я понимаю, что только что сказанным (сказанным очень-очень телеграфно и отрывочно) о месте и специфике ТРИЗа (таких: и направления познания, и теории), я породил много недоуменных вопросов[8]. Тем не менее, и уже сказанное (сказанное: и про специфику любых учебников, и про специфику ТРИЗа, как теории изобретательства) позволяет:

  • не только усмотреть-зафиксировать некоторые особенности «Фрагментов учебника по теории изобретательства" Э. Курги,
  • но и объективно оценить эти особенности.

Сейчас я это общее оценивание качественности реализованного во «Фрагментах…» замысла Э. Курги и проделаю.

 

О НЕКОТОРЫХ ОСОБЕННОСТЯХ РАССКАЗА О ТРИЗЕ В СТАТЬЯХ Э. КУРГИ

Принимаем для начала, что Э. Курги считает ТРИЗ не просто методикой, а именно теорией изобретательства. В таком случае следует сразу отметить ту особенность, что Э. Курги в своих «Фрагментах…», хотя и выбирает в качестве теории изобретательства ТРИЗ, но рассматривает только ту часть тризовской теории, которая посвящена техническому (т.е. только в сфере создания технических устройств) изобретательству-творчеству. И если бы автор это четко зафиксировал, то все было бы нормально. А вот умолчав об этом[9], Э. Курги льет воду на мельницу тем, кто рассматривает ТРИЗ, лишь как одну из методик технического творчества. А о порочности понимания ТРИЗа, лишь как одной из многих методик да еще только и исключительно технического творчества, я уже не раз высказывался в своих статьях.

Следующая особенность. В опубликованных "Фрагментах..." Э. Курги обсуждает не все добытые в ТРИЗе инструменты, предназначенные для интенсификации технического творчества, а только некоторые, причем, берет их только из того, наработанного в ТРИЗе, их арсенала, который применяется при анализе особенностей продуктов технического творчества (т.е. при анализе особенностей известного (точнее, уже сотворенного людьми) множества технических объектов)[10]. Сама по себе эта особенность – и не в плюс, и не в минус. На то это и "Фрагменты...", а не весь учебник.

Что же касается стремления автора методологически уточнить-развить, а также дидактически усилить-прояснить эти самые представления-понятия, то это можно только приветствовать. Ведь ТРИЗ, как совокупность знаний, – не совершенна, и как любая теория она нуждается в постоянном совершенствовании-развитии, причем, развитие ТРИЗа обязательно предполагает:

  • и углубление нашего понимания его (как направления познания) целей и задач,
  • и все более стройное, все более систематическое и все более логически строгое (тем самым, все более формализованное-объективированное) выстраивание той самой системы основных тризовских представлений, которые сложились при жизни Г.С. Альтшуллера.

Но при этом следует понимать, что достигнуть всего этого можно, лишь руководствуясь такими критериями-соображениями, которые отвечают, так сказать, "духу" ТРИЗА, т.е. отвечают:

  • и его ведущему-руководящему (т.е. системно-общеметодологическому) месту в познании творчества,
  • и его базовым-исходным постулатам-принципам, уже доказавшим свою высочайшую продуктивность.

А что это за место и что за принципы (точнее, свое понимание всего этого) я изложил выше.

Так вот, исходя из там сказанного, нельзя согласиться с теми трактовками целого ряда понятий, используемых при анализе особенностей мира техники, которые предложены, как в статьях Э. Курги, так и в статье А. Привеня и А. Кынина. Нельзя согласиться, в том числе, и потому, что сами эти трактовки не понятно из каких исходных теоретических постулатов-принципов выводятся-выстраиваются. К слову, здесь не проходит тот аргумент, используемый А. Привенем, что его трактовка (скажем того, что такое техническая система), совпадает с трактовками других авторов. Теории на таких доказательствах не выстраиваются.

 

Собственно, именно эти обстоятельства спровоцировали меня написать данную статью. Цель ее написания – рассказать о том понимании-толковании некоторых представлений-понятий (из тех, что обсуждаются в указанных выше статьях), которое:

  • а) с одной стороны, вытекает-следует из уже сказанного Г .С. Альтшуллером о таких представлениях-понятиях (тем самым, приводимые мной толкования преемственны его толкованиям),
  • б) а с другой стороны, вытекает-следует из понимания ТРИЗа, как теории общеметодологического плана, органически входящей в состав такой теории, как общая методология системного подхода (тем самым, становится понятным родословная этих толкований, т.е. становится понятным то, из каких самых исходных базовых оснований-принципов эти толкования выстраиваются).

Я надеюсь, что сопоставление толкований ряда базовых понятий теории изобретательства (т.е. ТРИЗа) у указанных выше авторов с теми толкованиями, что я дальше буду приводить и обосновывать в этой статье, поможет тризовскому сообществу прийти к современным и более продуктивным их формулировкам, тем самым, поможет преодолеть нынешний теоретический застой и пробуксовывание.

 

Начать я хотел с толкования (с системных позиций) того, что такое технический объект, как представление и понятие, но сразу же понял, что для достижения большего взаимопонимания с читателями следует начать не с этого, а с толкования таких понятий самого общего (т.е. над-над-…-системного, общеметодологического) характера, как объект и ситуация.

 

2. ЧТО ПРОДУКТИВНО ПОНИМАТЬ ПОД ОБЪЕКТОМ И СИТУАЦИЕЙ И ПРО СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД К ИХ КЛАССИФИКАЦИИ

 

Почему следует начать с толкования этих категориальных понятий?

Дело в том, что, несмотря на их (этих понятий) вроде бы очевидность, расхожие (традиционные) их толкования-определения недостаточно продуктивны. А как без наличия продуктивного толкования «объекта» продуктивно толковать такую его разновидность, как технический объект? Больше того, без продуктивного толкования объекта и ситуации не удается продвинуться в толковании:

  • и такого представления-понятия, как система,
  • и такого представления-понятия, как техническая система.

Вот и приходится системщикам приниматься за такое перестраивание смыслов, вкладываемых в представления-понятия объект и ситуация, которое сделало бы их, как средств-инструментов анализа, куда более мощными и продуктивными.

Начну с системного определения-толкования того, что такое «объект».

 

ЧТО ТАКОЕ ОБЪЕКТ С ПОЗИЦИЙ СИСТЕМНОГО ПОДХОДА

Методологически куда продуктивнее понимать под объектом любую автономность-отдельность (локальность), которую мы (люди):

  • либо хотим рассмотреть, описать, обсудить, объяснить,
  • либо хотим на нее воздействовать, ее переделать и т.п.

Повторяю: такое, т.е. скорректированное с системных позиций, толкование объекта (толкование его: и как нарицательного имени, и как понятия), куда продуктивнее толкований, обычно приводимых в толковых словарях (в той же википедии, например), когда под объектом (под таким нарицательным именем) понимается исключительно что-то "материальное". Чуть это поясню.

Более продуктивно такое толкование потому, что оно – более инструментально и, к тому же, оно смыслово обогащает наши представления о реальности, включая в ее состав:

  • не только реалии нашего окружения,
  • но(!!) и реалии нашей «внутренней жизни».

Ведь объектом нашего рассмотрения (а также: воздействия, изменения и пр.) может стать (что и на деле имеет место) не только нечто вещественное-материальное, но: и программа, и проект, и любое понятие, да и вообще любые наши: и мыслимость-умозрительность, и чувствование-переживание (выступающие в таком случае тоже, как реальные объекты, а не фантомы-кажимости, но объекты-отдельности не нашего окружения, а объекты-отдельности нашего сознания, объекты-отдельности мира наших мыслей-представлений).

 

ЧТО ТАКОЕ СИТУАЦИЯ С ПОЗИЦИЙ СИСТЕМНОГО ПОДХОДА

Если же мы хотим описать (а также: обсудить, воздействовать, переделать и т.п.) не просто какую-то отдельность-объект, а описать (обсудить, изменить и пр.) несколько взаимодействующих, но автономных отдельностей-локальностей (или если мы рассматриваем взаимодействие некой автономной отдельности со своим окружением и т.п.), то тогда мы имеем дело с ситуацией.

Итак, ситуация тоже есть нарицательное имя (и описание) какого-то нечто, нами выделенного (из всего иного) для рассмотрения (а также для: воздействия и пр.). И, тем самым, под этим названием тоже понимается некая рассматриваемая (изменяемая и пр.) отдельность. Но по отношению к объекту (по отношению к такой отдельности-автономности, которую мы называем объектом) ситуация, это – что-то более частное-конкретное, а именно, ситуация, это – что-то, имеющее место быть (случающееся-бывающее, нам являющееся) с объектами.

Т.е. объект нашего рассмотрения может быть один, а ситуаций с ним – много. И мы (системщики) всегда рассматриваем (ради достижения большей продуктивности и адекватности), объект не «вообще», а в неком классе его (и с ним) ситуаций (явлений, происшествий, событий).

К слову, одна из бед-слабостей традиционного рационализма, восходящая еще к Платону, это – склонность к рассмотрению объектов «вообще», без привязки к ситуациям.

 

О ПРЕДЕЛЬНО ОБЩЕЙ КЛАССИФИКАЦИИ ОБЪЕКТОВ И СИТУАЦИЙ С ПОЗИЦИЙ СИСТЕМНОГО ПОДХОДА

Еще раз повторяю, что такое (т.е. системно-методологическое и предельно общее) понимание-толкование понятий объект и ситуация – куда продуктивнее традиционных (хотя и требует к себе привыкания, в виду непривычности такого толкования).

И нам при таком их толковании понятно, что:

  • ничего иного, кроме объектов и ситуаций с ними – не бывает,
  • к тому же, имеет место (причем, имеет место: и в нашем окружении и с нами самими) – огромное разнообразие объектов и ситуаций с ними.

Так же нам понятно, что:

  • как для успешной ориентировки в наличествующем множестве объектов и ситуаций,
  • так и для успешных действий-манипуляций с (и над) объектами и ситуациями, –

людям приходится все это многообразие-разнообразие упорядочивать (маркировать-именовать, различать, классифицировать и пр.), причем, делать это – не «вообще», а в зависимости от своих целей и задач (в том числе, в зависимости от масштабов этих целей-задач).

 

***

ЗАМЕЧАНИЕ

Больше того, люди:

  • не только классифицируют объекты (т.е. разделяют (мысленно) их общее множество на подмножества-классы), а также типологизируют (т.е. разбивают на типы-виды) их разнообразие (тем самым, упорядочивают свое понимание себя и Мира),
  • но и создают теории, описывающие-объясняющие (пусть и с разным уровнем продуктивности-адекватности) объекты того или иного класса (и ситуации с ними).

И в связи с этим, хочу, к слову, обратить внимание читателей на то, что из сейчас сказанного становится куда более понятным, что:

  • процессы упорядочивания-классификации объектов и явлений,
  • так же, как и процессы выстраивания теорий, объясняющих-описывающих объекты и явления из некоего их класса, –

есть обязательные составляющие процессов «научного»:

  • и понимания,
  • и познания, –

этих объектов-явлений-ситуаций.

 

И еще один важный методологический момент следует нам иметь в виду.

Вроде бы очевидно то, что, познавая, мы добываем-созидаем-творим (по ходу познания) разнообразные представления-понятия, иными словами, по ходу познания мы созидаем разные знания.

Но далеко не очевидно то, что знания (т.е. все наши: и описания-объяснения чего-то, и законы-правила и пр.) есть:

  • не только просто знания о чем-то,
  • но еще и инструменты-средства нашей деятельности,
  • но еще и инструменты-средства познания, инструменты-средства созидания знаний.

К сожалению, далеко не все эти важнейшие обстоятельства осознают и принимают в расчет, а это не позволяет им успешно продвигаться в своих размышлениях.

***

 

Я не буду здесь и сейчас очень уж распространяться:

  • ни по поводу уже известных классификаций объектов,
  • ни по поводу известных теорий, объясняющих-описывающих особенности объектов того или иного их класса,
  • ни по поводу тех характеристик и критериев, с помощью которых люди оценивают качество тех или иных нами же созданных классификаций и теорий, –

хотя и понимаю, что все это очень важно.

Зато расскажу о том, как классифицируют (различают и упорядочивают) с позиций методологии системного подхода (т.е. как классифицируют в самом-самом надсистемном, самом масштабном-сущностном заходе) все известное и возможное множество объектов и ситуаций. Рассказ об этом сделает понятнее специфику (особость) того подмножества объектов нашего окружения, которое мы называем техническими объектами.

 

Методология системного подхода (т.е. методология самого глубинно-сущностного и предельно-общего рассмотрения себя и Мира), точнее, ее последователи различают во всем известном и возможном множество объектов, прежде всего, такие их классы, как:

  •  объекты косной природы
  •  и объекты живой природы (традиционно их именуют, как живые организмы).

А вынуждены мы так делать потому, что объекты этих классов отличаются:

  • а) как сущностными (коренными, ядерными) особенностями своего устроения, а именно: у живых организмов устроение – целесообразное (в отличие от устроения косных объектов), иными словами, живые объекты самовыстраиваются согласно определенному плану (зафиксированному в его клетках и представляющему собой совокупность единиц генетической информации),
  • б) так и сущностными особенностями своего активничания-самодействия.

 

Хочу особо подчеркнуть этот очень важный момент. Хотя в основе живых объектов и выступает природа косная, но в то же самое время:

  • и устроение живых объектов,
  • и их внешняя активность (самодействие), –

сущностно-качественно отличается от устроения и активничания объектов косных, а именно, они (т.е. живые организмы) – целесообразны, причем, настолько целесообразны, что они по ходу своего целесообразного самодействия могут:

  • не только устойчиво длиться-существовать (несмотря на свою крайнюю неустойчивость, если исходить из законов косной природы),
  • но и способны копировать-множить самих себя.

И эти разительные отличия, эта качественно-сущностная особость объектов живой природы вынуждает нас выстраивать их описания на совсем другой (чем описания косных объектов) понятийной основе (недаром существует особый корпус биологических наук).

 

В свою очередь, среди разнообразных объектов живой природы продуктивно выделять такой их исключительный по своим особенностям подкласс (вид-тип), как люди, ибо только они обладают такой информационной организованностью, как сознание, со всеми, вытекающими отсюда следствиями.

И я сейчас особо отмечу (для нужд данной статьи) такие следствия наличия у людей сознания (этой особой информационной организованности, возникшей по ходу видовой эволюции земной фауны и наличествующей сейчас только у такого вида земного живого, как человек), как:

  • а) способности-умения познавать себя и свое окружение, создавая-выстраивая (творя) по ходу познания разнообразные знания-умения, передаваемые от поколения к поколению,
  • б) способности-умения самим создавать себе в помощь (творить) разнообразные вещественные объекты.

Причем, (внимание!!), эти знания-умения (они же: культурные нормы и образцы и т.п.) передаются в мире людей (в людских социумах):

  • не генетически,
  • а «по жизни», а именно, с помощью длительных процессов обучения и самообучения подрастающих индивидов,

для чего (опять же внимание!):

  • человеческим детенышам необходимо обязательно находиться в человеческой среде, в социуме (особенно в период детства, в период личностного становления подрастающих индивидов),
  • а социуму приходится создавать специальные обучающие организованности (а для них – учебные программы и учебники).

 

Наконец, в особый класс (вид-тип) объектов продуктивно выделять (продуктивно не только для ТРИЗа, но и для других направления познания!) все те вещественные объекты, которые нами, людьми, сотворены-созданы, т.е. они – продукты человеческого творчества (и потому они для ТРИЗа представляют особый интерес). Недаром их обозначают, как объекты второй природы (они же – объекты технические, объекты мира техники, они же – вещи, технические изделия).

 

***

ЗАМЕЧАНИЕ

В свете сейчас сказанного очень странным выглядит подход Э. Курги, когда он (в своих «Фрагментах…») биологические части живого организма (скажем, зуб акулы) считает техническими объектами. Ничего, кроме путаницы-сумятицы это не дает. Совсем другое дело, когда мы из сочувствия к живому существу вместо выбитого (скажем гарпуном) зуба акулы вставим такой уже технический объект, как зуб искусственный, нами сделанный.

***

 

Пока я говорил о классификации объектов. Но и многообразие ситуаций с объектами системщики классифицируют в полном соответствии со сказанным выше про классификацию объектов. К примеру, если сейчас вспомнить про такой вид-класс ситуаций, как изобретательские ситуации, то теперь нам стало понятнее, что это:

  • лишь один из видов-типов ситуаций, случающихся с людьми, занятыми той или иной деятельностью,
  • а именно – такой вид-тип ситуаций с людьми, когда знаний у людей – не хватает для того, чтобы успешно двигаться к намеченной цели.

 

К уже сказанному про системные подходы к классификации всего известного (да и возможного, и мыслимого) множества объектов и ситуаций хочу добавить (для достижения большего взаимопонимания с читателями) еще одно, тоже очень методологически значимое и общесистемное, различение (классификацию) объектов и ситуаций. Оно такое.

 

Методология системного подхода заставляет (помимо иного прочего) жестко различать:

  • во-первых, собственно Мир (т.е.: всеобщее множество объектов, Мироздание, Универсум-Мультиверсум), переменчиво длящийся (причем: а) длящийся бесконечно(!) во времени и в пространстве), б) длящийся независимо от того, есть человечество или его нет,
  • во-вторых, представления, наличествующие-длящиеся в сознании каждого из людей-индивидов (существующих в составе своих социумов в какой-то части этого Мира), т.е. это – разнообразные мыслимости-смыслы, информационные единицы сознания, причем, это – (внимание!): не только представления о Мире и о себе, а также не только представления о том, как мы все свои представления представляем, но это еще и различные наши фантазии(!),
  • в-третьих, тексты (т.е. информационные сообщения, зафиксированные людьми на внешних носителях в виде тех или иных знаков или знаковых последовательностей, полезная функция которых – помощь в хранении и трансляции (в сменяемых поколениях людей) тех самых представлений о Мире и о себе (т.е. их функция-назначение – помощь в хранении-трансляции наших знаний-умений).

Почему необходимо все это жестко различать? Дело в том, что если:

  • четко и постоянно не фиксировать в обсуждениях о какой именно из этих (трех!) реальностей здесь и сейчас идет речь,
  • а также четко не фиксировать то, какой класс представлений имеется здесь и сейчас в виду, –

то очень часто это приводит обсуждение проблем в тупик.

***

К слову, чтобы этой путаницы не происходило со сказанным в данной статье, мне в ней приходится часто напоминать читателям, о чем именно в данном месте идет речь:

  • о собственно ли объектах,
  • или о наших представлениях об этих объектах.

Это постоянное напоминание очень утяжеляет текст, но оно необходимо для достижения большего взаимопонимания.

***

Поскольку приведенное сейчас второе различение (классификация) объектов и ситуаций – не очень-то привычно, я сразу приведу небольшое пояснение относительно особой специфики:

  • и такого мира объектов, как представления,
  • и такого мира объектов, как тексты.

 

Что касается представлений (т.е. объектов-реалий сознания, мыслимостей самого разного плана), то мы должны учитывать то, что мир представлений – хотя и реален, но не материален, это – мир информации (здесь информация понимается по В.И. Корогодину[11]). И потому объекты этого мира (т.е. разнообразные представления-мыслимости, а также чувства-переживания и т.п.) длятся и взаимодействуют (в составе таких информационных организованностей нашего организма, как сознание и психика) по своим (информационным!) законам.

При этом:

  • и мир представлений каждого человека эволюционирует-развивается по ходу его жизни,
  • и суммарный мир представлений у людей постоянно самоэволюционирует-саморазвивается по ходу человеческой истории.

А происходит это (внимание!):

  • с одной стороны, благодаря особенностям такого сложнейшего информационного образования, длящего в нашем мозгу, как сознание (тоже развивающегося по ходу человеческой истории),
  • а с другой стороны, благодаря тем социальным (т.е. посредством взаимодействия между людьми) механизмам, которые осуществляют трансляцию накапливаемых и прошедших отбор представлений в сменяемых поколениях людей.

Добавлю еще, что эволюция-развитие представлений-мыслимостей (т.е. объектов сознания) происходит:

  • не только в направлении роста их разнообразия,
  • но и в направлении роста адекватности этих представлений, а также их формализации-объективизации[12].

 

А что касается текстов (в том числе, и текстов учебных), то тексты (т.е. зафиксированные в виде знаков на вещных носителях информационные сообщения), могут быть: и вербальными (в виде какой-то последовательности слов), и в виде картинок (визуальных, аудиальных и пр.). Но чтобы здесь, в мире текстов, не запутаться, мы должны помнить, что по отношению ко всем им (ко всему их множеству, т.е. независимо от их знакового оформления) следует (для продуктивности) различать два сущностно друг от друга отличающихся структурных слоя текстов, а именно:

  • а) структурный слой «физический» («материальный), а в нем различать: а1) вид-тип материала, который выступает носителем знаков, и а2) вид-тип той структуры этого материала, на котором знаки собственно и фиксируются,
  • б) и структурный слой «знаковый» а в нем различать: б1) тип-вид элементарных знаков (алфавитов, нотаций, фонем и, т.п.) и б2) вид-тип языка (т.е. вид тип: как словника, так и грамматики, т.е. правил манипуляций со словами).

Причем, хотя сообщения (т.е. единицы информации, смыслы-знания) зафиксированы в виде знаков и их последовательностей на их вещных носителях, но для нас (людей) самым значимым и существенным выступают:

  • не особенности собственно вещных носителей и собственно знаков (хотя и это имеет значение, так что есть много направлений познания, их исследующих и созидающих),
  • а сами эти информационные сообщения,

т.е. самым существенным для нас (людей) выступает содержание-смыслы сообщений, их семантика.

К сожалению, те, кто увлекается именно и только семиотикой, т.е. кто увлекается собственно знаковой (оформительской) стороной текстов, об этом забывают, и потому легко запутываются. И, к еще большему сожалению, сейчас в моде у исследователей именно семиотика, от чего многие наши беды.

 

К слову, что же касается семантики, зафиксированной в текстах, то здесь следует учитывать то обстоятельство, что воспользоваться этой самой семантикой нам удается только при том непременном условии, что мы умеем (точнее, научились) сообщения, зафиксированные в текстах:

  • и «читать-воспринимать»,
  • и «понимать-усваивать».

Почему я этот момент особо подчеркиваю? Чтобы обратить внимание читателей на следующие важные обстоятельства, имеющие, помимо иного прочего, и отношение к учебникам.

Первое обстоятельство. Разные люди извлекают из одних и тех же текстов отличающиеся в чем-то друг от друга знания-смыслы (а так это получается из-за целого ряда причин, в том числе, из-за разной «обученности» (уровня умений) людей, в том числе, и от различающегося уровня их умений осваивать и развивать-углублять прочитанное).

Второе обстоятельство. В связи с первым обстоятельством имеет место в мире людей проблема взаимопонимания между людьми.

Третье обстоятельство. Для разрешения этой проблемы, т.е. для достижения взаимопонимания, людям необходимо общение. Этот момент я особо подчеркиваю. Для достижения взаимопонимания необходима не просто коммуникация, а именно общение, такое (особого вида!) информационное взаимодействие. И системы образования социума должны обеспечивать (и в той или иной мере обеспечивают) такое (особого вида) взаимодействие. Т.е. одна из целей и социальных функций средней и высшей школы (и вообще всех учебных-обучающих социальных организованностей) – добиваться того, чтобы степень-уровень обученности подрастающих поколений (тем самым, и уровень взаимопонимания между обученными людьми) отвечал хотя бы тому необходимому минимуму, которого хватает для устойчивого дления социума (для чего должны быть: и качественные учебники, и умелые учителя, и т.д.).

 

***

ЗАМЕЧАНИЕ

Я уже говорил выше по тексту, что классификаций-различений «вообще», т.е. без привязки к тем целям и задачам, ради которых объекты и ситуации с ними исследователи классифицируют-различают, – не бывает.

Вот и две сейчас мной приведенные системно-общеметодологические классификации всего-всего множества объектов – тому пример. Они – потому разные (т.е. на разной классифицирующей основе выстроенные), что предназначены для помощи в решении различающихся между собой познавательных задач. Чуть это поясню.

Первая классификация больше помогает при решении задач нашего деятельностного (т.е. вовне себя) активничания.

А вторая – больше помогает в нашей, так сказать, мыследеятельности.

К слову, а поскольку мыследеятельность всегда:

  • и предшествует любой деятельности,
  • и ее сопровождает (собственно, наша деятельность лишь воплощает наши намерения-планы-мысли),

то обе классификации смыслово между собой перекрещиваются.

Ну а мне сейчас обе эти классификации (разговор об этом) помогают:

  • и в чем-то обрисовать особенности нашего познания (и потому я на них дальше буду постоянно ссылаться),
  • и достичь большего взаимопонимания с читателями[13].

***

 

Я сейчас скороговоркой и телеграфно затронул множество тем-проблем, касающихся:

  • и системного толкования того, что такое объекты и ситуации,
  • и подходов к предельно общим системным классификациям всего многообразия объектов и ситуаций с ними.

Вообще-то говоря, место такому разговору – не в короткой статье, а в большущей (и многотомной) монографии. Но и здесь необходимо было, пусть и очень-очень эскизно, но все-таки представить-обрисовать:

  • и особенности упорядочивания (с позиций системного подхода!) всего известного и возможного-мыслимого множества объектов,
  • и получающуюся при этом общую картину Мира (Универсума-Мультиверсума),
  • и специфику (а также место-топ) мира техники в этом Мире.

И думается, что, несмотря на скороговорку, мы уже сказанным немного методологически подготовлены для того, чтобы поговорить (с позиций системного подхода) про продуктивное толкование нескольких тризовских представлений-понятий из тех:

  • которые обсуждаются Э. Курги, а также А. Привенем и А. Кыниным
  • и которые очень значимы для ТРИЗа.

Я имею в виду, такие понятия, как: технический объект, а также: система, техническая система и ряд других.

Для начала я возьму такое представление-понятие, толкуемое-используемое в этих статьях, как технический объект.

 

  1. О СУЩНОСТНЫХ ОСОБЕННОСТЯХ ТЕХНИЧЕСКИХ ОБЪЕКТОВ И О СИСТЕМНОМ ПОДХОДЕ К ИХ КЛАССИФИКАЦИИ

 

О том, что понимается в системном подходе под таким нарицательным именем (термином), как «технический объект» (сокращенно, ТО), выше по тексту я уже сказал. Чтобы стало понятнее, о чем идет речь, приведу примеры. В класс под таким нарицательным именем, входят, к примеру, такие, нам всем хорошо известные, сорта вещных объектов (т.е. технических изделий, их видов-типов), как:

  • машины, станки, вычислительные устройства,
  • заводы, здания, дороги, каналы, трубопроводы, линии связи,
  • книги, картины, различные гаджеты,
  • крупа, хлеб, борщ,
  • различные протезы

и т.д. и т.п.

Такое понимание того, что есть мир техники, многим покажется очень уж расширительным[14], ибо традиционно под миром техники понимают лишь часть из тех видов-сортов объектов, которые подпадают под приведенное выше системное, но очень смыслово свернутое их определение. И мне надо бы сейчас обосновать мной сказанное. Но для обстоятельного доказательства продуктивности именно такого понимания того, что есть ТО, потребовалась бы отдельная статья.

Поэтому здесь я обойдусь, во-первых, тем, что сошлюсь на другие свои статьи, где этот вопрос обсуждался и аргументировался, а во-вторых, кое-что из там сказанного я сейчас кратко повторю и немного дополню.

 

3.1. О СУЩНОСТНЫХ ОСОБЕННОСТЯХ ТЕХНИЧЕСКИХ ОБЪЕКТОВ, ВИДИМЫХ С ПОЗИЦИЙ СИСТЕМНОГО ПОДХОДА

 

В школе мы изучаем:

  • по учебным курсам физики, химии, астрономии и т.п. – особенности объектов косной природы,
  • по учебным курсам биологии – особенности живых организмов,

а вот учебных курсов по особенностям технических объектов (ТО), к сожалению, пока нет.

Но я уверен, что придет время и для этого, точнее, придет время введения в средних и высших школах учебных курсов:

  • как по общей методологии системного подхода,
  • так и по ТРИЗу,

где в одном из разделов будет и раздел про сущностные особенности ТО[15]. Все это – в будущем, а пока мы все еще находимся, к сожалению, на стадии и становления, и самого начального внедрения подобного (т.е. методологического и тризовского) знания.

 

Сейчас сказанное может вызвать недоумение. Ведь и сейчас есть множество учебных курсов, посвященных особенностям технических изделий, зачем же еще что-то городить?

А дело здесь в том, что традиционные описания ТО представляют собой пусть и типовые, но натуральные (как мы их «видим-представляем») описание вещей. Повторяю, такие описания вещей-ТО могут быть:

  • и житейскими,
  • и проектными,
  • и конструкторскими,
  • и технологическими и пр.,

но в любом случае, они – описания натуральные, они – описания того, как мы вещи и их активничание, так сказать, просто «видим».

Совсем другое дело – разговор про сущностные особенности ТО (объектов под таким именем). Сущностные особенности ТО удается извлечь путем особого методологического анализа наших знаний о мире техники, а именно: путем анализа этих знаний, делаемого с системно-общеметодологических позиций. И очень большой вклад в такой анализ внес именно ТРИЗ, внес его через разработку и введения в анализ мира техники такого базового для теоретического описания мира техники понятия, как техническая система (ТС). О том, что такое ТС, как понятие и умозрительность, речь у нас впереди. Но это нам не помешает уже и сейчас, т.е. в рамках уже рассказанного в статье, пообсуждать то, как видятся с системных позиций (да и с позиций ТРИЗа) сущностные особенности ТО (видятся пусть и не всеми тризовцами, а некоторыми, скажем, видятся мне, а также тем, с кем я это обсуждал), пообсуждаем, не прибегая к понятию ТС.

 

Для начала обратим внимание на следующие обстоятельства, наблюдаемые в мире людей и имеющие прямое отношение: и к появлению мира техники, и к заданию объектной ее специфики.

Первое обстоятельство. Люди создают ТО (вещи, технические изделия) для удовлетворения своих потребностей. А потребности у людей – многообразны, причем, это – потребности: не только жизненно-бытовые, но и духовные. Иными словами, люди создают ТО:

  • не только себе в помощь и для удовольствия,
  • но и во Благо, т.е. во имя идеалов, для достижения достойных целей.

И потому мы к настоящему времени имеем огромное разнообразие ТО.

Следующее обстоятельство. Для создания ТО люди предварительно замысливают подобные объекты, а затем, используя в качестве материалов:

  • как объекты «первой» природы,
  • так и уже созданные ТО,

проектируют-конструируют-изготавливают замысленные ТО, используя в качестве строительных средств:

  • и свою соображалку (сознание),
  • и свои собственные «исполнительные» органы,
  • и, опять же, уже изготовленные ТО.

К слову, все это логически более строго описывается через категорию деятельность (через такой тип-вид целесообразного человеческого активничания). Об этой категории я здесь не распространяюсь, а просто сошлюсь на статью, где о ней, как инструменте анализа мира техники, подробно шла речь[16].

 

Теперь, т.е. после фиксации этих двух очень важных обстоятельств (касающихся причин-факторов порождения и использования в мире людей вещей-ТО) можно повести разговор и про сущностные (для изобретателей и разработчиков) особенности ТО (технических изделий). Эти особенности тоже становятся понятными, благодаря категории деятельность.

Так, становится понятным (и я на это обращаю особое внимание читателей), что все ТО (каждый из них), помимо наличия такого свойства, как полезность, обладают еще и тем свойством, что они намеренно и целенаправленно созданы людьми (тем самым, они: и искусственны, и целесообразны). И это накладывает:

  • и на их устроение,
  • и на их внешние особенности, –

неизгладимый и особый отпечаток, придает им качества, не свойственные объектам косной природы (что и заставляет системщиков выделять их в особый класс объектов).

Еще пример особенностей ТО. То, что они создаются людьми, накладывает на них такую исключительную особенность:

  • одновременно в мире техники существуют-длятся такие технические объекты (целые их «семейства»), которые представляют собой разные стадии воплощения одного и того же ТО.

Немного это поясню. К примеру, есть такой вид-тип вещей-ТО, как технический проект, а также есть еще: и комплект технической документации, и макет, и опытный образец, и т.п. (в том числе, есть и такой технический объект, как «технические требования»). Так вот, каждое из таких вещных образований (нами созданных):

  • с одной стороны, представляет собой автономную целостность-отдельность-вещественность, т.е. представляет собой вещественный объект (каждое можно «пощупать», с каждым можно «работать», их описывать, переделывать и пр.),
  • с другой стороны, представляет собой разные этапы-стадии окончательного воплощения замысленного нами вида-сорта ТО.

А все это (т.е. наличие подобных семейств ТО) проистекает из-за того, что ТО:

  • и замысливаются,
  • и затем создаются-изготавливаются

нами (людьми), т.е. это проистекает из нами сделанности-делаемости (из искусственности) подобных объектов, этим обусловлено.

К тому же, сделанность ТО придает им еще и такую особенность. Мы твердо знаем их устроение, поскольку мы их сами «строили-собирали». Так что, и в этом (в их уже (т.е. с самого момента их появления) познанности) заключается их значимое отличие от объектов первоприродных (косных и живых).

Можно еще много чего говорить про сущностные особенности (специфику) ТО (в том числе и про такие наличествующие в них, но отсутствующие в объектах косной природы, процессы, как организация и управление), но это куда удобнее проделать при рассказе про такое тризовское представление-понятие, как ТС, а здесь и сейчас лучше перейти к разговору про системный подход к классификации разнообразия ТО, поскольку по ходу этого разговора многие такие особенности «сами-собой» прорисуются.

 

  1. О ТРИЗОВСКИХ ПОДХОДАХ К КЛАССИФИКАЦИИ ТЕХНИЧЕСКИХ ОБЪЕКТОВ

 

Понятно, что к настоящему времени создано (благодаря человеческому творчеству!) и тиражируется огромное разнообразие ТО. И я сейчас хочу обратить внимание читателей на то, что люди по мере появления-сотворения все новых видов объектов второй природы (часто изготовленных и длящихся какое-то время в огромным числе своих копий) присваивали этим видам-сортам те или иные имена, кроме того, они выстраивали-придумывали:

  • и различные классификации-типологии таких объектов,
  • и различные подходы к описанию их устроения.

 

***

ДВА МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ЗАМЕЧАНИЯ

Первое замечание. Используемые для классификации-различения видов-типов (классов) ТО критерии (признаки, свойства), в свою очередь, могут быть взяты (да и берутся людьми) из разных знаниевых областей.

К тому же, они (эти критерии) могут быть разной степени-уровня общности-объемлемости, так что можно выстраивать разные классификации, отличающиеся:

  • и разным уровнем-степенью общности (уровнем объемлемости чего-то, скажем, количеством объектов, входящих во вводимые нами их классы),
  • и разной степенью своей разветвленности-иерархичности.

Все это зависит от целей и задач анализа.

 

Второе методологическое замечание. Качество бытующих в инженерии классификаций ТО (их известных систематик) далеко не всегда высокое. К примеру, во многих из них нарушается принцип выстраивания классов-различений в опоре на одно и то же основание, а это нарушение приводит к путанице.

***

 

Наиболее распространено (и в быту, и в инженерии) разбиение всего множества ТО на классы (типы-виды), исходя из особенностей их полезности. И это понятно, поскольку нам (людям) необходимо, прежде всего, понимать, для чего сделан тот или иной ТО. К слову, тризовцы полезность («главную» полезность) вещей-ТО некоего вида-сорта именуют главной полезной функцией (ГПФ).

Но есть в инженерии и такие классификации, которые основаны на особенностях устроения ТО (к примеру, в них различаются такие классы (виды) ТО, как: детали, узлы, агрегаты, механизмы, станки, машины, технологические линии и пр.). Со всем этим мы либо знакомимся "по жизни", либо изучаем в учебных заведениях и затем все это знание используем в своей деятельности.

В то же время (внимание!) применительно к нуждам изобретателей и разработчиков многое из всего этого нуждается в ином (а именно: и в более системном, и в более методологическом) переосмыслении и упорядочивании, поскольку для нужд такой деятельности многое из этого – малопродуктивно (малопродуктивно из-за своей «натуралистичности»).

 

Именно поэтому в ТРИЗе выстраивают свои, куда более продуктивные для изобретателей и разработчиков сущностные классификации ТО (таких продуктов человеческого творчества).

Выстраиваются тризовские классификации ТО на базе такого фундаментального тризовского представления-понятия, как техническая система (ТС), а также через выстраивание умозрительных моделей ТС. Но поскольку разговор про ТС и ее модели состоится позже, то тут я очень коротко расскажу только об истории выстраивания тризовских классификаций ТО-ТС.

Касаясь этой истории, сразу отмечу, что при создании-развитии своих:

  • и описаний сущностных ТО в виде ТС,
  • и классификаций их (ТО-ТС) разнообразия, –

тризовцы пошли тремя разными (и в чем-то дополняющими друг друга) путями.

 

Один путь – создание универсальной таблицы рангов ТО-ТС. Сейчас, вероятно, мало кто помнит про такой способ классификации. Замысел здесь был такой: выстроить, в опоре на системный оператор (СО), полную лестницу системных рангов ТО, т.е. выстроить эту лестницу так, чтобы любой ТО вышестоящего ранга (вышестоящей ступеньки лестницы):

  • с одной стороны, включал бы в свой состав ТО нижестоящих рангов,
  • а с другой стороны, обладал бы неким новым системным качеством по сравнению с ТО нижестоящего ранга.

При этом в качество названий рангов ТО-ТС использовались традиционные (и «натуральные») названия, принятые в народном хозяйстве СССР (причем, названия, принятые применительно к производственным организованностям СССР разного уровня сложности, к примеру: «объединение», «отрасль техники»).

Всего было тризовцами усмотрено 15 таких рангов, причем, в качестве одного из самых низких (13-го) ранга выступал такой простейший (элементарный) тип-вид ТО, как деталь (к слову, из ТО такого сорта-вида, как из элементарных кирпичиков, состоят все ТО более высоких рангов), а в качество самого высшего ранга ТО выступала уже «вся техника». К сожалению, этот путь не был пройден до конца, ранги высокого порядка не были осмыслены достаточно глубоко. В частности:

  • а) не было проведено различение (с позиции изобретателя!) такого слова-термина, как ТО, выступающего именем как для всего класса объектов, создаваемых людьми, так и для каждого такого объекта, и такого слова-термина, как ТС, представляющего собой чистую мыслимость («абстракцию»), предназначенную для характеристики и типового описания устроения ТО,
  • б) строящаяся таблица не была проанализирована с привлечением категории деятельность, в том числе, с привлечением такого вида деятельности, как «производственно-хозяйственная»).

Но и при всей недоработанности такой классификации, она все же позволяет системно (а не через различение род-вид ГПФ ТС) структурировать (описывать устроение) пусть и не всё множество ТО, но достаточно большую их часть, относимую к техническим средствам деятельности.

 

Другой путь к классификации ТО лежал через создание и использование тризовского функционально-структурного анализа. Подробнее о том, что из себя представляет такая классификация, речь пойдет ниже, во время рассказа о таком тризовском представлении-понятии, как техническая система (ТС).

 

Третий путь к классификации ТО лежал через создание и использование вепольного анализа. Напоминаю, что основной упор в таком анализе делается на создание и систематизацию стандартов решения изобретательских задач. Поэтому полученная там классификация ТО (через представления о разных видах веполей) очень специфична и ее я здесь не буду обсуждать.

 

А вот Э. Курги в своей статье выстраивает свои систематики ТО в полном отрыве от всех этих заходов. Причем, у него ТО, как представление-понятие, определяется: то как искусственный объект, то как любая часть живых объектов, к тому же им часто не различается ТО и ТС, и этим всем вносится в его классификации-систематики большая сумятица.

 

ПАРУ СЛОВ ПРО САМУЮ ОБЩУЮ ФУНКЦИОНАЛЬНУЮ КЛАССИФИКАЦИЮ ВСЕГО МНОГООБРАЗИЯ ТО, ДЕЛАЕМУЮ, ИСХОДЯ ИЗ КАТЕГОРИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Несмотря на большие успехи в деле системного и методологического упорядочивании известного разнообразия ТО (вещей, изделий), в ТРИЗе до сих пор не была проделана общая (всеобщая) и сущностная (системно-методологическая) классификация известного и возможного разнообразия ТО. Вот о ней сейчас и поговорим.

Самую общую (причем, с функционального захода) классификацию вещей-ТО (т.е. функциональную классификацию всего (как уже известного, так и возможного) множества изделий) в системном подходе выстраивают, исходя из категории деятельность, поскольку:

  • и производим мы все технические объекты в деятельности,
  • и используем многие из них в деятельности.

О том, что из себя представляет такая классификация и почему это наиболее продуктивно, я уже достаточно подробно обсуждал в одной из своих статей, размещенных на сайте Методолог. Поэтому здесь буду краток.

В таком заходе все множество ТО разбивается на три класса, очень значимо отличающихся по своим внешним функциям (т.е. по своему назначению в деятельности). Это такие классы, как:

  • материалы деятельности,
  • средства деятельности,
  • и конечные продукты деятельности.

Во избежание кривотолков, сразу же отмечу, что есть достаточно много ТО (вещей), так сказать, многофункциональных, т.е. таких, которые в одних ситуациях выступают, как материалы деятельности, в других – как средства деятельности, а в третьих – как конечные продукты. Но это не принципиально, ведь наш анализ всегда должен быть ситуационен.

 

***

ЗАМЕЧАНИЕ

Требует особого рассмотрения такой сорт-тип вещей-ТО, как различные протезы. Требует такой вид вещей особого рассмотрения потому, что вести анализ протезов с фокуса их назначения именно в ситуациях деятельности (т.е. в ситуациях нашего внешнего активничания) как-то «не с руки». Их следует (для продуктивности) анализировать через такое направление человеческого технического творчества, как технизация человеческого организма. А, оно (это направление творчества), в свою очередь, смыкается-пересекается с созданием искусственных биоорганов и биоорганизмов.

Тема эта – большая, и потому я ее в данной статье не рассматриваю. Но могу сослаться на свою статью, размещенную на сайте Методолог[17], где все это я анализирую в рамках рассмотрения тризовских подходов к дальнему прогнозу мира техники.

***

 

В чем же конкретно друг от друга отличаются (отличаются по своему назначению) ТО (вещи) обозначенных выше классов?

Функциональная специфика (назначение) ТО первых двух классов видна уже из их названия. И мы сразу же видим, что основное внимание в тризовских исследованиях мира техники (мира ТО) уделялось и уделяется изучению сущностных особенностей технических устройств, относимых к средствам деятельности, а тризовских исследований, касающихся вещей-ТО, относимых к материалам деятельности, – маловато, мягко говоря. И на это имеет смысл обратить внимание тризовских теоретиков.

 Что же касается такого класса вещей-ТО, как конечные продукты, то их назначение-полезность (их функциональные особенности) становятся яснее, если указать на то, что к конечным продуктам относятся, к примеру, такие разновидности ТО этого класса, как: пища, художественные произведения и т.п.

Касаясь особенностей ТО этого класса (класса вещей – конечных продуктов деятельности), сразу следует отметить, что в виду разнородности-разнокачественности сортов таких ТО (ведь наши потребности (для помощи в удовлетворении которых ТО нами и создаются) – крайне разнообразны, к примеру, есть там и духовные потребности) приходится разбираться по отдельности с особенностями каждого их вида-типа.

Все это так. Но до того, следует определиться с тем, как именно тризовцам с ними продуктивнее всего разбираться. Помогает нам здесь то методологическое указание, что тризовцы должны рассматривать ТО (в том числе и ТО – конечные продукты), как продукты нашего творчества, и потому должны искать и в таких ТО такие сущностные особенности, которые помогают творить-изобретать конечные продукты соответствующих видов. А все остальное – удел соответствующих профессионалов (что не мешает нам, тризовцам, им в этом помогать!).

Удачным примером в поисках такого плана служат пионерские тризовские исследования И.Н. и Ю.С. Мурашковских в области художественного творчества и его продуктов (т.е. художественных произведений: литературных, живописных, музыкальных и т.д.). В исследованиях Мурашковских показано, в частности, что поскольку для нас (людей) в таких ТО (т.е. в конечных продуктах такого вида-типа) самое важное, это – их информационное содержание, то основным предметом тризовского анализа становятся так называемые средства выразительности. И этими же авторами показано, что:

  • по отношению к системам выразительных средств (используемым в том или ином стиле, жанре, виде, роде искусства),
  • а точнее, по отношению к развитию таких средств и/или к созданию новых средств выразительности, –

действенны и продуктивны многие уже известные тризовские инструменты.

***

К слову, при всем при этом никто нам не мешает творить и в области вещного оформления художественных произведений (в области той же полиграфии, например).

***

 

На уже сказанном разговор про общую функциональную классификацию ТО, по ходу которого, к слову:

  • прорисовывается ряд сущностных особенностей ТО,
  • а также обнаруживаются пробелы как в тризовской классификации ТО, так и в тризовских исследованиях сущностных особенностей ТО, –

я обрываю.

Только еще отмечу, что, если обратиться к статьям Э. Курги, а также к статье А. Привеня и А. Кынина, то можно увидеть, что в них обсуждаются особенности только тех вещей-ТО, которые относятся, по большей части, к средствам производственной деятельности[18].

Поэтому и я сейчас скажу еще пару слов про системную классификацию тех ТО, которые относимы к средствам деятельности (заодно станут понятнее их особенности).

 

ПРО ФУНКЦИОНАЛЬНУЮ КЛАССИФИКАЦИЮ ТЕХ ТО, КОТОРЫЕ ОТНОСИМЫ В ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ КЛАСС СРЕДСТВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Обращаясь к такому классу-подклассу ТО (вещей), как технические средства деятельности, продуктивно выделить (используя для этого, опять же: и категорию деятельность, и функциональный анализ) три их группы, отличающиеся друг от друга по своим внешним функциям (по своему назначению в деятельности), а именно:

  • технические средства деятельности, помогающие нашей «соображалке»,
  • технические средства деятельности, помогающие нашим органам чувств,
  • и «силовые» технические средства деятельности, помогающие исполнительным органам нашего организма.

Такое различение имеет веские основания. Но говорить более подробно именно здесь о каждом из указанных сейчас функциональных групп (подклассов технических средств деятельности) – я не буду, поскольку их классификацию куда более удобно делать через рассказ о тризовских моделях ТС (поскольку именно они ухватывают-описывают сущностные особенности ТО-ТС), а об этом речь пойдет ниже.

Но и здесь хочу отметить такой важный момент, касающийся подкласса тех ТО – средств деятельности, которые помогают нашей «соображалке». Дело в том, что к этому подклассу относятся:

  • не только ТО-вычислители (ЭВМ) с соответствующим программным обеспечением (что, вроде бы, очевидно),
  • но и такие вещи-ТО, как тексты, правда, не все, а такие, которые содержат те или иные знания, привлекаемые нами для той или иной деятельности (причем, здесь имеются в виду: а) не только тексты, зафиксированные на бумаге (книги, журналы и пр.), б) но и тексты, зафиксированные на электронных носителях (гаджеты разного вида).

 

Сказанного, думается, достаточно, чтобы:

  • не только увидеть разницу между приводимым мною толкованием такого термина-понятия, как ТО, и толкованием ТО в статьях Э. Курги, а также А. Кынина и А. Привеня,
  • но и оценить, какие из толкований продуктивнее.

А потому можно уже перейти к рассмотрению (с позиций системного подхода) таких понятий, тоже толкуемых-обсуждаемых в тех статьях, как: система и техническая система (ТС). Но проделано это будет отдельно, во второй и третьей частях.

 

Обнинск июнь 2012 г.



[3] Возьмем, к примеру, такую теорию, объясняющую-описывающую особенности пространственных форм объектов и ситуаций, как геометрия. В качестве самых исходных (базовых) представлений-понятий там берутся такие, как: точка, линия, плоскость и объем, к ним добавляется совсем небольшое число исходных постулатов. А дальше, используя правила формальной логики, выстраивается огромная система геометрических знаний (а заодно выявляются  все новые  области нашего незнания о тех же пространственных формах).

[4] Конечно, влияют на содержание учебника еще и такие факторы, как «заказчики» учебника, а также "идеология" и мастерство его авторов, но все это я здесь не затрагиваю. И, конечно же, при таком беглом перечислении встающих перед авторами учебников проблем многое остается за кадром. Скажем, остается за кадром вопрос о том, какая именно часть теории (ее, так сказать, сущностное ядро) должна обязательно входить даже в самый «элементарный» учебник. Но я здесь не буду во все это погружаться.

[5] Иными словами, единого системного  Метода анализа-синтеза применительно к любому виду познания и деятельности, в том числе,   и к познанию того, как человек познает.

[6]  Подробнее об особенностях  каждого из этих  направлений см. в  статье http://metodolog.ru/node/832, 843, 865.

[7] Прошу понять меня правильно.  Сейчас мной сказанное про специфику ТРИЗа  вовсе  не означает, что  ТРИЗ не занимается поиском-выстраиванием продуктивных способов и так называемого "свободного", т.е. не обремененного конкретными  проблемами и целями, фантазирования-творчества. Отнюдь. В ТРИЗе есть специальный подраздел, занятый подобной  проблематикой ("РТВ"). Тем не менее, основное внимание в ТРИЗе уделяется поиску рациональных способов  выхода именно из изобретательских (вроде бы безвыходных-бесисходных) ситуаций (т.е. поиску способов понятийно-логических, представляющих собой  последовательность рассуждений, ведущихся  по определенным правилам).

[8] Часть ответов на эти вопросы читатели могут найти в моих предыдущих статьях. На часть других ответы содержатся дальше по ходу статьи.  На остальные надо искать ответы всем нам.

[9] По-видимому, это объясняется тем, что Э.  Курги разделяет  то достаточно широко распространенное мнение, что изобретать можно только в сфере техники. Но если посмотреть на это более вдумчиво, то мы поймем, что изобретательские ситуации (и, соответственно, их разрешающие придумки-изобретения) имеют место в самых разных областях творчества.

[10] Т.е. представлений-понятий, наработанных на втором направлении тризовских исследований.

[11] См. Корогодин В.И., Информация и феномен жизни, Пущино, 1991

[12] Представьте себе, насколько более бедным  и иррациональным был мир представлений древних людей!

[13] Коль скоро зашла речь про взаимопонимание, добавлю:  а вот для достижения большего взаимопонимания между мной и читателями я прошу читателей остановиться и очень внимательно вдуматься в этот (про системно-общеметодологические классификации) кусок моего текста.  Уж больно много смыслов я в него постарался впихнуть.

[14] Впрочем, у Э. Курги он куда  шире, ибо Э. Курги  включает в множество ТО еще и  отдельные органы живых организмов, тем самым, он делает это множество вообще непонятно чем.

[15] К слову,  создание подобных учебных курсов, а точнее, их признание и введение в систему учебных программ  среднего и высшего  образования будет для человечества событием исторического, даже  эпохального плана!

[16] См. статью «О категории деятельность, как инструменте системного подхода», http://metodolog.ru/node/461, 467, 476.

[18] Напоминаю (для тех, кто слишком уж зациклился на «железном» ТРИЗе), что в ТРИЗе есть очень интересные результаты и по изучению особенностей художественного творчества (художественной деятельности) и их продуктов, а также и по изучению особенностей других видов деятельности (см. работы Мурашковских Ю.С. и И.Н, Злотина Б.Л., Викентьева И.В., Файера С. и др.).

 

Алфавитный указатель: 

Рубрики: 

Комментарии

Re: О концептуальных основах учебника по изобретательству Ч.1

Изображение пользователя blandux.

Цитата:"А потому можно уже перейти к рассмотрению (с позиций системного подхода) таких понятий, тоже толкуемых-обсуждаемых в тех статьях, как: система и техническая система (ТС). Но проделано это будет отдельно, во второй и третьей частях."

 

С нетерпением ждём вторую и третью части. Много было сломано копий при попытке дать определение системе и в частности технической системе. Интересно, что по этому поводу скажете Вы.

Если бы было известно, что такое идеальная система, то давно было бы известно, как создать идеальную футбольную команду и наши футболисты, с самым высокооплачиваемым тренером, вышли бы хотя бы из группы, в чемпионате Европы.

Если бы было известно, как создавать "правильную" систему, то не было бы споров по поводу государственного устройства страны: социализм или коммунизм или капитализм или что-то ещё.

По всей видимости, до сих пор не совсем понятно не только что такое идеальная система, а что такое система вообще. Понятно это только в общих чертах, причём в ооочень общих. С понятием "техническая система", как я понимаю, тоже есть сложности.Так что ждём продолжения статьи.

Re: О концептуальных основах учебника по изобретательству Ч.1

Отвлекаясь от содержания статьи, хочу пару слов сказать о форме представления материала. А форма местами такова, что просто иногда читать не хочется (описываю чисто субъективные ощущения, это у всех по-разному...).

Очень раздражает, а местами просто мешает восприятию любовь  - совершенно необоснованная - автора к неким словообразованиям в духе языковых экспериментов поэтов 20-х годов, а именно слеплению в пары разных терминов. Причем совершенно необоснованнанных по логике изложения, размывающих смыслы текста. Поскольку эти пары  - отнюдь не синонимы. Примеры: "понятий-представлений"; «вид-тип»,  «глубока-сущностна», "поиском-выстраиванием продуктивных способов", «добытых-созданных» , «принципов-постулатов», «сцеплена-перекрещена», «иные представления-понятия (знания)», «познают-рассматривают», «достигнутое-выработанное», «тезисов-констатаций», «критерии-особенности», «от целей-задач анализа», «специфика (особенность-самость и продуктивность)».

Подобное словоупотребление, помимо того, что сильно размывает все смыслы текста - поскольку слепленные в пары слова существенно различаются по своим значениям, и крайне затруднительно понять, что имел в виду автор,  - ещё и говорят нам о том, что автор сам до конца не осмыслил тему, не выбрал  те термины, которые точно описывают его мысль. Поэтому стал "стрелять по квадратам", этими гибридами стараясь накрывать все возможные толкования. 

Мне кажется, что, разбирая такую тему, как особенности концепция учебной литературы по ТРИЗ, надо как-то определяться, и давать свои мысли однозначно четко. Пока что тексты этого автора можно в нынешнем виде понимать как хочешь, подставляя разные смыслы слов-гибридов и получая противоположные смыслы. Для ухода от критики такой приём может быть и хорош, но по существу рассматриваемой проблемы получается, что автор пишет "ни о чём - обо всём". Поэтому несколько раз пробовал-пытался читать-изучать этого автора-писателя, но бросал-отвергал. И  вряд ли буду-намерен возиться с его текстами-материалами, если такая чехарда-бардак с терминологией-словоупотреблением будет и дальше происходить-случаться...

А жаль - тема-то хорошая...

Re: О концептуальных основах учебника по изобретательству Ч.1

wolf_old wrote:

Отвлекаясь от содержания статьи, хочу пару слов сказать о форме представления материала. А форма местами такова, что просто иногда читать не хочется (описываю чисто субъективные ощущения, это у всех по-разному...).

Очень раздражает, а местами просто мешает восприятию любовь  - совершенно необоснованная - автора к неким словообразованиям в духе языковых экспериментов поэтов 20-х годов, а именно слеплению в пары разных терминов. <...>

А жаль - тема-то хорошая...

Полностью присоединяюсь. К сожалению, лично я не могу такие тексты читать вообще, они у меня физически вызывают рвотный рефлекс (ну, разве что могу протараторить это под дулом пистолета-пулемета и так, чтобы мимо-в-сторону ума-разума). Но, увы, едва ли это может изменить стиль письма пожилого (как я понимаю) человека, который иначе, видимо, просто не умеет. Так что - не стреляйте в пианиста... В какой-то мере физиологическая (в моем случае) неспособность "переварить" такой текст - это и моя собственная проблема, а не только автора...

Re: О концептуальных основах учебника по изобретательству Ч.1

Изображение пользователя blandux.

Вынужден признать, что тоже не смог полностью прочитать и понять этот "текст".  Когда у автора есть чёткое понимание того, что он хочет сказать и зачем, то и читать такие статьи легче. 

В студенчиские годы (учился заочно) был такой случай. Приезжаем на сессию, контрольные работы не сделаны и не сданы на проверку. Из группы несколько человек всё-таки как-то написали эти работы. Нас четыре друга. Мы берём одну сделанную работу и списываем её слово в слово. У всех четверых одно и тоже, точнее у пятерых, если считать автора. Сдаём работы на проверку. Выясняется, что автор сам допустил грубые ошибки в работе и у него незачёт. Логично предположить, что незачёт и у нас четырёх, а вот не тут-то было! Одна работа получила зачёт! Мы сразу с вопросами к тому, кто получил зачёт: "Как так!". Да нет, говорит, я писал тоже, что и вы. Мы смотрим в его тетрадь и понимаем, почему он получил зачёт: в его каракулях не разберётся и опытный графолог! Никто не стал этого читать и просто поставили ЗАЧЁТ !!!

Re: О концептуальных основах учебника по изобретательству Ч.1

priven wrote:

wolf_old wrote:

Отвлекаясь от содержания статьи, хочу пару слов сказать о форме представления материала. А форма местами такова, что просто иногда читать не хочется (описываю чисто субъективные ощущения, это у всех по-разному...).

Очень раздражает, а местами просто мешает восприятию любовь  - совершенно необоснованная - автора к неким словообразованиям в духе языковых экспериментов поэтов 20-х годов, а именно слеплению в пары разных терминов. <...>

А жаль - тема-то хорошая...

Полностью присоединяюсь. К сожалению, лично я не могу такие тексты читать вообще, они у меня физически вызывают рвотный рефлекс (ну, разве что могу протараторить это под дулом пистолета-пулемета и так, чтобы мимо-в-сторону ума-разума). Но, увы, едва ли это может изменить стиль письма пожилого (как я понимаю) человека, который иначе, видимо, просто не умеет. Так что - не стреляйте в пианиста... В какой-то мере физиологическая (в моем случае) неспособность "переварить" такой текст - это и моя собственная проблема, а не только автора...

Нет, ну понятно, что проблема автора и читателя общая. Но все-таки нельзя же так писать. Причем ведь эти слова-гибриды делались как-то осознанно, видимо, какие-то смыслы вкладывались....Так почему нельзя сделать это внятно? Если, конечно, пишешь для других, а не для себя? Ведь вряд ли он всегда так писал... Я вот тоже испытываю какое-то отторжение от таких текстов... Не почему-нибудь, а в силу их непонятной расплывчатости. Вроде как пообедал, а желудок пустой...

Встречал такой стиль описания у одного автора несколько лет назад. Но там всё было совсем плохо, и по содержанию, и по мыслям... А здесь вроде бы и по делу, но сплошная тень на плетень получается... 

Re: О концептуальных основах учебника по изобретательству Ч.1

blandux wrote:

Вынужден признать, что тоже не смог полностью прочитать и понять этот "текст".  Когда у автора есть чёткое понимание того, что он хочет сказать и зачем, то и читать такие статьи легче. 

В студенчиские годы (учился заочно) был такой случай. Приезжаем на сессию, контрольные работы не сделаны и не сданы на проверку. Из группы несколько человек всё-таки как-то написали эти работы. Нас четыре друга. Мы берём одну сделанную работу и списываем её слово в слово. У всех четверых одно и тоже, точнее у пятерых, если считать автора. Сдаём работы на проверку. Выясняется, что автор сам допустил грубые ошибки в работе и у него незачёт. Логично предположить, что незачёт и у нас четырёх, а вот не тут-то было! Одна работа получила зачёт! Мы сразу с вопросами к тому, кто получил зачёт: "Как так!". Да нет, говорит, я писал тоже, что и вы. Мы смотрим в его тетрадь и понимаем, почему он получил зачёт: в его каракулях не разберётся и опытный графолог! Никто не стал этого читать и просто поставили ЗАЧЁТ !!!

Была у нас в институте одна девушка, такой почерк был, что она после прихода из института все лекции на машинке переписывала, потому что на другой день и сама уже не погла прочитать...

Вы думаете, здесь такой же случай?

Re: О концептуальных основах учебника по изобретательству Ч.1

Коллеги, обратите внимание на то, что автор реально пытается простроить рассуждение. Не дать выводы, как у нас принято, а рассмотреть ситуацию с разных сторон. Это действительно выглядит как очень сложный и неоднозначный текст. Думаю, что при желании настроиться можно. Впрочем, все на любителя, как и все остальное у нас - считайте это потоком сознания. Джойса все читают, хотя там уж прорваться к смыслам нелегко. 

Re: О концептуальных основах учебника по изобретательству Ч.1

wolf_old wrote:

Так почему нельзя сделать это внятно? Если, конечно, пишешь для других, а не для себя?

Возможно, я ошибаюсь, но, на мой взгляд, к автору данной статьи сие никоим образом не относится. Он пишет исключительно "для себя". Это не упрек автору - просто констатация ощущения, что текст написан, на мой взгляд, не для того, чтобы другие его прочитали и поняли (до других автору, на мой взгляд, нет вообще никакого дела - могу ошибаться), а для того, чтобы "поделиться мыслью с миром" (причем с миром скорее внутренним, чем внешним).

Увы, я не стал читать статью. Быть может, в ней высказываются стОящие и дельные мысли, но я все же предпочту не читать ее и тем самым сохранить свое физическое здоровье... Повторюсь: прошу не воспринимать сие как упрек автору, коего я по-прежнему по-человечески уважаю. Это упрек лишь к его тексту.

Re: О концептуальных основах учебника по изобретательству Ч.1

Quote:

Быть может, в ней высказываются стОящие и дельные мысли,

если дельные мысли прятать за вот такими формулировками

Quote:

 Что же касается такого класса вещей-ТО, как конечные продукты, то их назначение-полезность (их функциональные особенности) становятся яснее, если указать на то, что к конечным продуктам относятся, к примеру, такие разновидности ТО этого класса, как: пища, художественные произведения и т.п.

то до дела надо будет написать еще многабукофф.

 

P.S. что-то измеритель мусорности и кислотности молчит :-) Закипел наверное. :-)

Re: О концептуальных основах учебника по изобретательству Ч.1

Коллеги, совершенно не идеализируя и даже не выговаривая автора, хочу немного проанализировать следующее:

lox_my wrote:

если дельные мысли прятать за вот такими формулировками

Quote:

 Что же касается такого класса вещей-ТО, как конечные продукты, то их назначение-полезность (их функциональные особенности) становятся яснее, если указать на то, что к конечным продуктам относятся, к примеру, такие разновидности ТО этого класса, как: пища, художественные произведения и т.п.

то до дела надо будет написать еще многабукофф. 

По мне так приведенная формулировка значительно более понятна, чем образ презерватива, натянутого на глобус, который всплывает время от времени в наших дискуссиях.

Конечно, хорошо, что здесь стихийно образовался кружок ревнителей чистого и ясного изложения мыслей. Но еще раз обращаю ваше внимание на то, что есть такой стиль - размышления. Порой трудный, если они многоплановы, порой совершенно нечитаемый (возьмите того же Гегеля, думаю по сравнению с разбираемым текстом у Георга Вильгельма Фридриха наворочено покруче будет). В общем-то подобные тексты проходят под маркой "чтение не для всех". То есть выбор есть у каждого. Единственно, заранее прошу прощения, но разные сложные тексты (и классические и на пробу) все же буду ставить и далее. Сайт у нас не для приготовишек.

Re: О концептуальных основах учебника по изобретательству Ч.1

priven wrote:

Увы, я не стал читать статью. Быть может, в ней высказываются стОящие и дельные мысли, но я все же предпочту не читать ее и тем самым сохранить свое физическое здоровье...

Осторожно надеюсь, что в результате воздержания от чтения Ваше физическое здорововье станет значительно более лучше.

Subscribe to Comments for "О концептуальных основах учебника по изобретательству Ч.1"