Четырежды "наоборот", или как я попытался "вытянуть" безнадежно недодержанную фотопленку

Недодержка

Изобретения не всегда делаются целенаправленно – порой жизнь заставляет делать их в самый тот момент, когда этого менее всего на свете хочется...
 
В те времена, когда на свете еще не было ни персональных компьютеров, ни Интернета, ни сотовых телефонов, ни цифровых фотоаппаратов, фотолюбители в Советском Союзе уже были – и ваш покорный слуга был в их числе. С юношеским задором я осваливал премудрости фотографического ремесла в разных его вариантах и ипостасях: как выставить выдержку с диафрагмой без экспонометра, что дает съемка «днем с огнем» (в буквальном смысле – то есть, при солнечном свете со вспышкой), как подобрать светофильтры для цветной печати, не угробив на это пачку дорогущей бумаги и ночь времени, и т.д. и т.п. Одним словом, учился справляться с разнообразными противоречиями, нынешнему поколению «фоточайников» уже совершенно не известными. Тогдашняя любительская фотография, по существу, была ненавязчивой школой изобретательства, а в журнале «Советское фото» часто публиковались статьи на темы, связанные с решением тех или иных задач, имеющих все признаки изобретательских.
 
В начале 70-х годов прошлого века в СССР начала появляться диковинная штучка: цветная обращаемая фотопленка. Производили ее в ГДР на заводах фирмы ORWO, и называлась она красивым словом «орвохром». Подумать только: цветное изображение в натуральных цветах – прямо на пленке! Никаких негативов, никаких увеличителей, никаких красных фонарей, никаких глянцевателей и вообще никакой бумаги: просто проявляешь пленку, режешь на кадры, вставляешь в проектор и любуешься полноцветным изображением на всю стенку! И – о чудо – цвета получаются совершенно натуральными, а не в стиле напитка из пакетика с ароматом, «идентичным натуральному»... Правда, за это удовольствие надо было платить. В том числе и деньгами: стоила такая пленка недешево, и еще дороже стоили реактивы для ее обработки. Но оно того стоило!
 
Самым интересным во всей этой диковинке был для меня сам процесс проявления. Процесс этот был очень необычным – и для 15-летнего мальчишки, увлеченного химией, весьма завораживающим. Не зря пленка называлась «обращаемой» - в ней во всей красе и изяществе был реализован прием «наоборот» (об этом, впрочем, несколько ниже). И – как апофеоз – в самой середине процесса проявления пленка извлекалась из бачка и... засвечивалась! Пока сие действо происходило, можно было рассмотреть отснятые кадры. Правда, еще не сами цветные кадры, а их черно-белые негативы, - но это было захватывающе – увидеть изображение на пленке ДО того, как будет закончен процесс ее проявления. Далее пленка заправлялась обратно в бачок, и остаток процесса шел уже на свету, давая возможность (вынимая пленку на пару секунд из бачка) проследить все последующие превращения изображения собственными глазами – что тоже было очень необычно и на первых порах завораживало.
 
Приготовившись в очередной раз испытать приятные ощущения от просмотра только что отснятых ярких кадров, я снял крышку бачка, начал разматывать пленку, и... о Боже!!! Изображения на пленке... НЕ БЫЛО! Точнее, оно слегка проглядывалось, но вместо привычных ярких, «сочных», как бы «пересвеченных» кадров (они при правильном ведении процесса как раз и получаются на этой стадии такими), были только их бледненькие «следы». С такой пленки вместо слайдов можно было получить разве что картину Малевича «Черный квадрат» - в 36 экземплярах... Случилось что-то неладное – но что?
 
Пленка была тут же на всякий случай отправлена обратно в бачок, крышка закрыта, но... делать-то что? Дорогую пленку терять было очень жалко, а еще дороже – сами кадры. Но почему же их нет? Неужели венгры с химикатами что-то нахимичили?..
 
... А может, что-то с аппаратом? Снял крышку, посмотрел на объектив, и – ужаснулся. Точка на диафрагменном круге вместо привычной для этих условий съемки отметки «5.6» была уперта в самый конец шкалы – на отметку «16». Это означало, что из каждых необходимых для съемки восьми квантов света на пленку попал всего один. Недодержка! В восемь раз – на целых три «стопа»...
 
И тут в голове сверкнуло: а ведь изображение, быть может, все еще можно спасти! Быстро завесил окошко в ванной одеялом, достал фонарь для цветной печати (там используется специальный очень темный светофильтр) и – залил в бачок следующий раствор. S-кривая автокатализа, по идее, должна была спасти пленку. В голове крутилась единственная мысль: только бы не передержать!..
Небольшой экскурс в химию  
Чтобы объяснить непосвященным существо задачи и идею ее решения, придется немного влезть в химические дебри химии и, сильно огрубив и опустив детали, описать вкратце механизм фотопроцесса.
Обычная пленка: яркость наоборот
Начнем с обычной черно-белой «негативной» пленки. Эта пленка содержит светочувствительное вещество – чаще всего бромид серебра. Когда фотограф «делает снимок», на пленку попадает некоторое количество квантов света. Эти кванты взаимодействуют с бромидом серебра, вызывая его восстановление до металлического серебра. Атомы серебра формируют в пленке «скрытое изображение»: чем больше световых квантов поглотил данный кристалл пленки, тем больше атомов серебра на нем восстановилось. Само восстановленное серебро – это самое обычное кристаллическое серебро (Ag), то самое, что и в ювелирных изделиях, только очень мелкодисперсное, а потому имеющее черный цвет. Если бы его было много, то мы бы увидели на пленке черное изображение «засвеченных» участков. Но восстанавливается при съемке лишь микроскопическая доля атомов серебра – условно говоря, один атом на миллион.
 
Затем пленку «проявляют» - то есть обрабатывают реактивом, который, взаимодействуя с бромидом серебра, восстанавливает его до металлического серебра. Но делает он это очень хитро: восстанавливается серебро только там, где оно... УЖЕ ЕСТЬ. Говоря химическим языком, реакция восстановления серебра является автокаталитическим процессом, который катализируется его собственным продуктом, а именно – самим восстановленным серебром. А это означает, что процесс проявления может протекать только в непосредственной близости от уже восстановленных атомов серебра, то есть – как раз в тех местах, на которые попали лучи света при съемке.
 
Первоначально таких атомов очень мало – поэтому проявление идет очень медленно. Но чем больше атомов серебра восстанавливается в ходе провления, тем быстрее идет процесс на соседних с ними атомах. Впоследствии невосстановленных атомов серебра остается все меньше и меньше, и процесс восстановления замедляется. В результате зависимость доли восстановленных атомов (то есть, грубо говоря, степени черноты изображения) от времени имеет вид стилизованной буквы S (рис. 1).
 
 
Рис. 1
 
 
 
Если проявление вести достаточно долго, то в результате можно восстановить все или почти все атомы серебра: в самом деле, в процессе съемки на каждый кристаллик светочувствительного вещества попадает хотя бы какое-то количество лучей света. Но нам это не нужно, а нужно, чтобы на пленке сформировалось изображение – то есть, чтобы, грубо говоря, светлые участки отличались по цвету от темных, очень светлые – от просто светлых и т.д. Для этого процесс проявления ведут в течение фиксированного времени (рис. 2). Это время выбирается с таким расчетом, чтобы и «сильно засвеченные», и «слабо засвеченные» участки изображения попали на средний, «линейный» участок S-кривой: только тогда будет соблюден баланс между количеством света, попавшего на пленку, и степеннью черноты проявленного изображения, что будет зрительно ощущаться как «правильные» оттенки.
 
 
 
Рис. 2
 
Само же изображение получается «негативным», то есть наиболее светлым участкам сфотографированного объекта соответствуют наиболее темные участки изображения. Чтобы превратить «негативное» изображение в обычное, «позитивное», через пленку пропускают свет и проектируют его на фотобумагу, заодно увеличивая его до нужного размера. Но это уже лежит за пределами нашего повествования. Мы же вернемся к пленке – только цветной.
Цветная пленка: цвет наоборот
Чтобы сделать изображение цветным, пленку делят на несколько слоев, включая три слоя, чувствительных к трем основным цветам видимого человеком спектра (такое представление тоже весьма грубое, но в нашем случае этого вполне достаточно). Каждый из слоев содержит все тот же бромид серебра, но за счет специальных ухищрений он делается чувствительным только к лучам данного цвета. Кроме того, в светочувствительный слой добавляют специальные вещества, которые участвуют во взаимодействии бромида серебра со специальным проявляющим веществом и в результате этого взаимодействия образуют красители соответствующекго цвета. Этот цвет является «оптическим дополнением» к цвету лучей, попавших на пленку в процессе экспозиции (съемки). Таким образом, вместе с обычным серебряным изображением, на пленке образуется еще одно – тоже «негативное», но цветное. После этого образовавшееся серебро (которое больше не нужно) удаляют с помощью специальных веществ, переводящих его в водорастворимое соединение.
 
Полученное изображение, как и ранее, проецируют на фотобумагу и затем ее проявляют. Это довольно сложный процесс, но его рассмотрение также лежит за пределами нашего повествования.
Обращаемая цветная пленка: негатив наоборот
Чтобы получить на пленке вместо негативного цветного изображения сразу позитивное, поступают очень интересным способом. Процесс проявления ведут в два приема. Вначале пленку проявляют «обычным» (хотя и специальным) черно-белым проявителем, который формирует в ней серебряное «негативное» изображение. Но самый главный результат этого процесса заключается не в том, что изменилось на пленке, а в том, что в ней осталось неизменным! Это – очень огрубленно – кристаллы светочувствительного вещества, на которые НЕ ПОПАЛИ лучи света. Если бы удалось теперь их «проявить» тем самым цветным проявителем, то при этом образовались бы красители, цвет которых как раз соответствовал бы цветам изображаемого объекта!
 
Осталась самая малость, а именно... просто засветить пленку еще раз после «черно-белого» проявления. Именно так и поступают: действие проявителя резко останавливают специальным раствором, после чего пленку повторно экспонируют. Но на этот раз нам уже не нужно светить куда-то конкретно: надо просто засветить равномерно ВСЮ пленку, ведь «лишних», ненужных кристаллов светочувствительного вещества там уже больше нет! Так и делают: на пленку направляют мощную лампу и светят... Так продолжается минут десять, после чего пленку проявляют «цветным» проявителем. После этого остается только удалить ненужное нам серебро – и можно любоваться слайдом.
Спасение пленки
Спасительная S-кривая: обращение наоборот
А теперь вернемся к нашей исходной ситуации. Собственно, что я имел на тот момент? Имел пленку, на которой было проявлено недодержанное изображение и проведена небольшая дополнительная засветка.
 
А что получится, если ТАКУЮ пленку теперь проявить «цветным» проявителем?
 
А получится результат наложения друг на друга двух S-кривых: одна – для еле-еле видимого негативного изображения, другая – для невидимого «позитивного». Результат схематически показан на рис. 3.
 
 
 
 
Рис. 3
 
На этом графике есть один небольшой и очень интересный участок, когда «негативное» изображение уже проявлено и в «светах», и в «тенях», а «позитивное» (красная кривая) еще только-только начинает проявляться. Если именно в этот момент резко прекратить процесс проявления (тем самым специальным раствором, которым мы воспользовались после «черно-белого» проявления» и который я чуть было не вылил в раковину – но, по счастью, не успел), то получим на пленке цветное «негативное» изображение. Конечно, это хуже, чем слайд (его еще печатать придется...), - но все же явно лучше, чем тридцать шесть «черных квадратов»!
 
Разумеется, предсказать, в какой именно момент времени нужно прекращать процесс, у меня не было никакой возможности. Но – спасало то, что небольшая дополнительная засветка, по идее, была не страшна. А, значит, можно было время от времени вынимать пленку из бачка на пару секунд и (при свете того самого фонаря) смотреть, что получилось. Видно было, конечно, очень плохо. Но S-кривая должна была спасти и здесь! Ведь если «негативное» изображение становится уже более или менее хорошо видимым, то после этого дополнительная (третья) засветка уже ни на что не сможет сильно повлиять: засвеченные «по третьему разу» кристаллы будут восстанавливаться очень-очень медленно, а за это время мы должны уже закончить процесс. Значит, можно в принципе заканчивать проявление и на (слабом) свету! Только бы не прозевать момент...
Результаты вынужденного эксперимента
После того, как последний раствор был смыт и пленка повешена на просушивание, я, наконец, смог взглянуть на изображение. В общем-то, на первый взгляд, это были негативы как негативы – правда, со слабой контрастностью. Яркостью красок кадры не блистали, но на то время любительские цветные пленки, особенно отечественного производтва, тоже были в этом отношении весьма далеки от совершенства. Таким образом, в принципе эсперимент удался! Правда, при печати мне так и не удалось подобрать нужную комбинацию светофильтров. Пропорции между цветами изображения оказались слишком сильно нарушенными, и «вытащить» один из трех цветов оказалось уже невозможным. Красота кадров была, конечно, в значительной мере потеряна – но сами кадры были, тем не менее, спасены.
 
После этого я стал думать, как бы воспользоваться этим чудесным эффектом на практике. Понятно, что засветка в процессе проявления была в данном случае не нужна: недодержанное изображение, проявляясь, само как раз и выполняло роль этой самой засветки. Надо просто проявить пленку в течение какого-то времени в «черно-белом» проявителе, а затем сразу же в «цветном». Но вот как угадать временной режим? Нужно точно согласовать три параметра: экспозицию при съемке (количество света, попавшего на пленку), время «черно-белого» проявления и время «цветного» проявления. Я провел несколько опытов (естественно, не на целых пленках, а только на отдельных кадрах) и получил даже кое-какие результаты. Увы, не удалось получить очень важный результат: нужное соотношение цветов, да и контрастность снимков в большинстве случаев была не самой лучшей. Без этого практическое использование нового метода становилось, в общем-то, малоосмысленным занятием. Тратить уйму денег на дальнейшие эксперименты было жаль, да и не сильно уже хотелось. Но 700 единиц светочувствительности на 65-единичной пленке были, тем не менее, получены.
Заключение
Как мы видели, каждый из рассмотренных трех видов фотопленки (черно-белая негативная, цветная негативная и цветная обращаемая) можно рассматривать как инверсию: в первом случае – как инверсию яркости изображения (позитив – негатив), во втором – цвета красителей (исходные – дополнительные), в третьем – самого действия (проявление засвеченных – незасвеченных участков пленки). Мой опыт по сути был четвертой инверсией – инверсией процесса формирования изображения (засветка – проявление). Как знать, если бы не появление цифровой фотографии, быть может, этим путем пошла бы и промышленность? А, может быть, она как раз этим путем и пошла? Я, увы, за этим далее не следил...

RSS-материал